14:29 24 Февраля 2018
Прямой эфир
Строительство дома, архивное фото

Выдержат ли дома в Алматы 9-балльное землетрясение

© Sputnik / Кирилл Брага
Аналитика
Получить короткую ссылку
10577143

В Алматы 2 февраля произошло ощутимое землетрясение магнитудой около 4. Особый драматизм ситуации придало то, что в городе в это время проходил Международный форум "Цифровая повестка дня в эпоху глобализации" – на мероприятии присутствовали премьер-министры стран СНГ

АСТАНА, 2 фев — Sputnik, Катерина Клеменкова. Треть территории Казахстана расположена в сейсмоактивных регионах, где трясет, иногда трясет очень сильно. Самая большая сейсмика — в Алматы. Все алматинцы знают, что в городе может быть разрушительное землетрясение и, судя по предсказаниям сейсмологов, в ближайшие годы. И что же теперь делать?

Частые небольшие толчки и рассказы сейсмологов про активизацию земной коры вызвали повышенный интерес к теме сейсмостойкости зданий. Люди не очень-то верят в надежность своих домов: новые многоэтажки могут быть построены с недопустимыми отступлениями от норм проектирования при необычайно низком качестве строительства. Яркий пример — дома в Алгабасе, с другой стороны — старые советские дома.

О сейсмических "возможностях и перспективах" южной столицы Sputnik Казахстан побеседовал с заведующим лабораторией повышенной этажности КазНИИСА, кандидатом технических наук Игорем Ицковым.

— Раньше, в советское время, все было относительно просто — все дома, которые строились, были типовыми. Типовые проекты были хорошо изучены с точки зрения качества проектирования и качество их строительства одинаково контролировалось на площадках. Можно сказать, что с небольшим разбросом прочность всех зданий была примерно одинаковой, — рассказывает Ицков. — Сегодня у нас каждый дом — это новый объект, и на старый дом совсем не похож. Но с тех пор, как не стало СССР, расчетные сейсмические нагрузки на новые здания значительно возросли. Можно говорить так: теоретически надежность тех зданий, которые строятся сегодня, значительно выше, чем надежность зданий, что строились в советское время.

- Теоретически. А в жизни мы видим дом в микрорайоне Алгабас, который и без землетрясения стал падать.

— Нормы здесь совершенно ни при чем. То, что произошло в Алгабасе, просто из ряда вон выходящий случай, и он дорого обошелся компании. Точно такое и даже гораздо хуже было в советское время.

Ошибки архитекторов и строителей были всегда

- Во времена СССР "плохие" истории обычно не получали необходимой огласки. Можете рассказать, что тогда случилось?

- Один из крупнейших заводов в России — волгодонский "Атоммаш" — через несколько лет эксплуатации стал "заваливаться". Причина – просадка грунтов. Строение могло рухнуть, а это огромный, работающий на полную мощность завод, который строился под выпуск оборудования для атомной промышленности. Проектировщики просчитались − и пришлось вкладывать колоссальные деньги, чтобы обследовать, разобраться в причинах, проанализировать геодезические условия, вычислить параметры устойчивости, надежности и безопасности. Причем делалось все это очень непростыми методами.

- А в других постсоветских странах как строят?

— Раньше уровень строительства везде был примерно одинаковым. Сегодня каждое государство проектирует по-своему. У каждой республики свои нормы проектирования в сейсмичной зоне. Но могу точно сказать, что из всех стран бывшего СССР самые жесткие нормы были и есть у нас в Казахстане. Сама технология строительства в Казахстане на сегодняшний день развилась на гораздо более высоком уровне, чем в большинстве постсоветских стран. Можно сказать, что в массовом строительстве наша страна занимает одну из передовых позиций.

Варианта два: устоим или рухнем

- Как понять, насколько надежен дом, в котором живешь?

— Визуально нельзя определить, в каком состоянии находится дом — аварийный или выдержит сильное землетрясение. Для этого необходимо провести техническое обследование, посмотреть, в каком состоянии находятся несущие конструкции, какой бетон, какая арматура. Но, во-первых, это очень дорогостоящие работы, а во-вторых, все это сделать очень непросто, когда дом заселен. Никто из жильцов не дает доступ к железобетонным конструкциям, чтобы специалисты могли сделать необходимые выводы.

- Если человек хочет купить квартиру в Алматы, на что ему надо обратить внимание прежде всего?

- Ко мне часто приходят люди и задают подобные вопросы, но что мне им ответить? Теоретически в Алматы не может быть плохого дома, потому что проектировщик должен выполнить все требования норм, потом он относит проект в госэкспертизу, там сидят специалисты, которые все проверят, потом проект поступает в ГАСК, где тоже все проверяют и дают разрешение на строительство. То есть разработана целая цепочка определенных движений, чтобы дом был прочным, но если эта цепочка не соблюдается, если где-то получается прокол, то гарантировать ничего нельзя.

- Есть в городе такие дома, про которые можно сказать, что построены на века?

— В городе есть дома, которые были построены еще до царя Гороха — стоят срубы из тянь-шаньской ели и будут еще сто лет стоять. А есть несейсмостойкие дома в самом центре города, которые строились после войны и имеют деревянные перекрытия.

Про "хрущевки" говорят, что их срок жизни всего 25-30 лет, но это не так. Первые "хрущевки", которые были построены в начале 50-х годов, действительно имеют целый ряд дефектов. Все остальные дома находятся в достаточно хорошем состоянии, и, более того, они очень сейсмостойкие. Мы обследовали панельные дома после того, как в домах был взрыв газа. Кстати, вы видели, чтобы дом в Алматы рухнул после взрыва газа? Выбивает стену, окно, горит мебель. А теперь посмотрите на несейсмостойкие дома в России, когда после взрыва газового баллона целый подъезд обрушивается. Вот она разница. У нас совсем другая прочность конструкций. И когда взрывы происходят, оголяются детали конструкций, мы их проверяем — они все в нормальном состоянии.

Если дом запроектирован по нормам на 9 баллов, то при землетрясении должен выстоять. А если кто-то построил дом, не соблюдая требований, или нарубил в этом доме проемы там, где хотел, то за такой дом отвечать никто не будет.

Если Джон не скосил траву

- Делать свое жилье более комфортным стало обычной практикой: люди перестраивают, достраивают, расширяют проемы, сносят несущие стены. Если в доме полно таких соседей, насколько это серьезный повод для беспокойства?

— Стены бывают разные – несущие и ненесущие. Есть стена, которая просто гипсокартонная перегородка, но попробуйте убрать колонну − и дом рухнет. Поэтому любое вмешательство в конструкцию должно происходить на законном основании, когда разрабатывается проектная документация и выдается разрешение на строительство. Если человек идет законным путем, он обращается в специальную службу, которая проверит сначала его проект с усилением, а потом проверит, как он это сделал. Если человек находит какие-то пути, чтобы вырубить проем и сделать это втихаря, а жители этого дома не сочли необходимым сообщить об этом, то это уже их проблемы.

Простой пример: в Америке живут рядом два хозяина, у обоих одинаковые дома, но один траву на своем участке косит, а другой нет. Сосед, который ухаживает за участком, может сказать: "Джон, скоси траву на своем участке", и, если Джон не отреагировал, сосед звонит в городскую мэрию и через пару дней к Джону приходят люди с косилками, а Джон получает счет. И это не только в Америке. Потому что настоящий хозяин понимает: если он завтра захочет продать свой дом, а у Джона участок запущенный, ему за дом хорошо не заплатят.

Когда в доме живет прораб

- Все, кто родился в СССР, помнят о разрушительном землетрясении в армянском городе Спитаке, при котором погибли десятки тысяч человек. Вы были в городе сразу после землетрясения, что можете рассказать о причинах таких катастрофических последствий?

— Прежде всего, я обратил внимание на то, что когда корреспонденты пишут, что город был стерт с лица земли, то это далеко не так. Было довольно большое количество зданий, которые устояли, и было большое количество зданий, которые рухнули или очень сильно повредились. Сегодня можно говорить что угодно, почему рухнуло много зданий, но основной причиной стала специфика толчков, интенсивность которых была изначально неправильно спрогнозирована. Землетрясение произошло с гораздо большей силой, чем прогнозировалось.

Здание национального центра сейсмологических наблюдений и исследований
© Sputnik / Серикжан Ковланбаев
Мы приехали в Спитак изучать повреждения зданий. И вот, смотрим на одном участке стоит хорошо сохранившийся пятиэтажный дом, сделанный из туфа с монолитным каркасом. Рядом руины такого же дома. Ходим вокруг дома, который устоял, пытаемся найти повреждения. Значимых повреждений нет. Зашли в подъезд – повреждений нет. Вдруг открывается дверь и выходит женщина: "Что вы тут ходите?" — спрашивает. Мы ответили, что смотрим повреждения и попросили разрешения войти в квартиру. В квартире повреждений также обнаружено не было. Женщина, услышав наши разговоры и различные теории, почему так случилось, говорит: "Что вы спорите? В нашем доме жил прораб, который оба эти здания строил". Все. Больше вопросов у нас не было.

Еще могу сказать, что в самом Спитаке было два крупнопанельных здания и оба дома устояли. Я их лично смотрел, повреждений существенных не было. В Ленинакане тринадцать девятиэтажных крупнопанельных домов устояли практически без повреждений.

- Значит, крупнопанельные дома можно считать безопасным убежищем?

— За всю историю землетрясений ни в одном крупнопанельном здании не был серьезно ранен ни один человек, не говоря уже о том, чтобы кто-то погиб.

Кроме армянского землетрясения 1988 года, могу еще назвать еще пять землетрясений, где панельные здания отлично устояли.

Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Мужчина с заграничным паспортом гражданина Кыргызской Республики в руках. архивное фото

    Новость о втором – казахстанском – гражданстве кыргызского депутата подняла вопрос о том, кто виноват, и кто должен проверять наличие двойного гражданства.

  • Врач в больнице, архивное фото

    В Таджикистане продолжает расти число отравившихся ядовитой мукой: один ребенок скончался, в больницах находятся 16 детей и 38 взрослых.

  • Журналисты на пресс-конференции

    Информационные службы госорганов Узбекистана теперь обязаны минимум один раз в месяц проводить встречи с представителями местных и зарубежных СМИ.

  • Сейсмографы

    На территории Армении с 15 по 21 февраля было зарегистрировано шесть землетрясений магнитудой от 0,5 до 2,5.

  • Библиотека

    Тбилисские библиотекари выступают против планов мэрии упразднить книгохранилища, находящиеся в плачевном состоянии, и сократить персонал.

  • Дом Артема Грудинина в элитном поселке Сели

    Корреспонденты Sputnik Латвия побывали в рижском пригороде, где, по данным СМИ, находится дом Артема Грудинина, сына кандидата в президенты России от КПРФ.

  • Флаги Литвы и Украины, архивное фото

    Председатель Верховной рады Украины Андрей Парубий назвал Литву главным союзником в борьбе с "российской агрессией".

  • Заседание экспертов рабочей группы по вопросам транспорта и дорожной инфраструктуры

    Представители Кишинева и Тирасполя провели встречу в рамках заседания рабочей группы по вопросам транспорта: что обсуждали стороны?

  • Керсти Кальюлайд

    Президент Эстонии Керсти Кальюлайд и главы других стран Балтии 3 апреля встретятся с президентом США Дональдом Трампом – темы беседы уже известны.

  • Дмитрий Медоев принял группу альпинистов-лыжников из Каталонии и Андорры

    Группа альпинистов-лыжников из Каталонии и Андорры, представители клуба Himalaiaski, совершили ряд высокогорных восхождений в Южной Осетии.

  • Мужчина с заграничным паспортом гражданина Кыргызской Республики в руках. архивное фото

    Новость о втором – казахстанском – гражданстве кыргызского депутата подняла вопрос о том, кто виноват, и кто должен проверять наличие двойного гражданства.

  • Журналисты на пресс-конференции

    Информационные службы госорганов Узбекистана теперь обязаны минимум один раз в месяц проводить встречи с представителями местных и зарубежных СМИ.