06:27 17 Ноября 2018
Прямой эфир
  • USD367.06
  • EUR416.17
  • RUB5.56
Архивное фото портфеля

Сатпаев: быть министром в Казахстане – неблагодарная работа

© Sputnik / Екатерина Штукина
Аналитика
Получить короткую ссылку
83230

О расширенном заседании правительства и президентском "нагоняе" для министров поделился мнением политолог Досым Сатпаев

АСТАНА, 9 фев – Sputnik, Сергей Ким. Расширенное заседание правительства – настоящий экзамен. Политолог Досым Сатпаев прокомментировал для Sputnik Казахстан прошедшее в пятницу ежегодное "общее собрание", где президент критиковал и журил, а казахстанцам оставалось гадать – кого на этот раз могут снять с должности.

Почему Нурсултан Назарбаев обращается к некоторым министрам "на ты", почему для главы Нацбанка пряник сменили кнутом, и что такое министерская должность в Казахстане – благословение или проклятье: Сатпаев ответил на наши вопросы и высказал свое мнение.

- Как вы думаете, министры по-настоящему волнуются, когда идут на расширенные заседания правительства?

— В Казахстане создана система госуправления, которая предполагает, что все, кто имеет довольно хорошие должности – от акимов до министров и руководителей многочисленных квази-государственных компаний – очень хорошо понимают, что эти должности они получили, в первую очередь, после одобрения их кандидатур главой государства. И такие расширенные заседания многие воспринимают как некую голгофу.

Поэтому эти расширенные заседания для многих чиновников являются довольно неприятным местом, где глава государства может прямо в лоб задать неприятный вопрос, привести неприятную характеристику. Это расширенное заседание не стало исключением.

Кого глава государства раскритиковал на заседании правительства?

С другой стороны, все хорошо видят, что некоторые из тех людей, которых президент критикует, возможно, давно нуждаются в замене. Когда возникает вопрос – на кого их менять – тут наступает большой пессимизм, потому что кадровая скамейка запасных у нас настолько короткая, что люди, которые рано или поздно уходят из-за критики президента, через какой-то период времени всплывают на довольно высоких должностях.

- Это реальный экзамен, по результатам которого могут отчислить?

- Думаю, да. В прошлом году еще начались кадровые перестановки, в начале этого года, поэтому в течение года определенные кадровые перемещения могут быть в правительстве, и, в том числе, на уровне регионов. Интересные, кстати, были заявления президента по поводу фонда "Самрук-Казына", куда пришел недавно Ахметжан Есимов. Судя по заявлению президента, сейчас хотят пересмотреть статус этой структуры.

- Почему президент обращается к некоторым министрам "на ты", это для усиления воздействия?

— Для президента все эти люди являются его ставленниками, которых он в свое время активно поддерживал и поднимал. Поэтому такое отношение между главой государства и подчиненными выражается и в форме обращения. Обратите внимание, какой у него был тезис по поводу Куандыка Бишимбаева – это очень хорошо характеризует, как президент относится к этим людям. "В свое время помогли ему, подняли, обучили…". Примерно такое же отношение ко всем тем, кто сидит в этом зале. Для него это люди, которые полностью от него зависят, поэтому и стиль общения у него такой, прямолинейный.

- Когда Нурсултан Назарбаев перешел с обращения "на вы" к обращению "на ты" – так разве всегда было?

— Нет, конечно. Если вы помните 90-е годы, возможно, начало 2000-х. Тогда еще какой-то был определенный стиль взаимоотношений. Опять же, здесь можно исходить из того, что президент рассматривает систему как продукт своей деятельности, который он создал своими руками. И людей, которую в этой системе работают, рассматривает как часть этой системы.

- А может быть такое обращение характеризует некую степень доверия – то есть при всей критике это знак – "я тебе доверяю, и сделай то, о чем тебя прошу"?

— Неважно, как президент обращается к министрам – он может по фамилии-имени-отчеству, может по-другому. Естественно, когда президент как школьника отчитывает министра или акима, может возникнуть вопрос – может и не надо было таких людей назначать?

- Может дело как раз в той самой короткой скамейке запасных?

— Опять же – какая разница… Вопрос обращения президента не играет никакой роли с точки зрения эффективности работы самих чиновников.

- Главу Нацбанка Акишева на прошлогоднем расширенном заседании президент почти хвалил и даже защищал от нападок СМИ и неких провокаторов. Означает ли его критика в этот раз, что 2017 год был плохим для Акишева и Нацбанка?

- Да, в прошлом году Акишев многими стал рассматриваться как "любимчик президента", он довольно часто встречался с главой государства, президент поддерживал некоторые его инициативы.

Но сколько уже было таких же людей, которым президент тоже демонстрировал свою симпатию, а в будущем у этих людей сложилась разная судьба. О чем же это говорит? О том, что, в принципе, у президента нет понятия "постоянных любимчиков". Любой может попасть под горячую руку.

Во-вторых, появление того или иного "любимчика" автоматически что предполагает? Внутри элиты моментально появляются брожения, появляются определенные группы, которые начинают играть против этого "любимчика".

Что Назарбаев сказал главе Нацбанка?

Я думаю, здесь сложились сразу несколько "фишек". Быть "фаворитом" президента в течение долгого времени – ни у кого и никогда этого не получалось.

Я думаю, что критика Акишева — тот самый "холодный душ", который должен был охладить самого председателя Нацбанка, чтобы он не воспринимал себя в качестве главного игрока на финансово-экономическом поле. С другой стороны, скорее всего, это результат игры его противников внутри элиты.

- Что касается критики министра финансов Султанова. Ему досталось и в прошлом году. Может быть это связано с тем, что просто работа министерства финансов сложная сама по себе и очень ответственная – мы же понимаем, что трудно быть министром финансов?

— Все должности в правительстве Казахстана являются аналогом минного поля, где очень тяжело выполнять свою функцию.

Пост министра финансов также сложен, как пост министра национальной экономики или министра энергетики. Потому что слишком много интересов завязаны на тех или иных позициях, слишком много желающих занять эту должность.

Потом, все-таки министерство финансов отвечает за очень серьезные потоки внутри государственной системы финансирования тех или иных программ. Естественно, у министерства финансов должны быть тесные отношения и с Национальным банком, и с теми очень влиятельными внутриэлитными сообществами, каждая которых лоббирует внутри государственных структур увеличение финансирования.

Поэтому на этой должности очень тяжело кому-то понравиться. На должностях министров, вообще, невозможно кому-то понравиться. Другой вопрос – как оценивать работу министра с точки зрения эффективности. Надо исходить из того, что казахстанская экономическая система, она же не замкнута, не варится в собственном соку. На экономическую финансовую ситуацию в Казахстане оказывают влияние и внешние факторы. Климат определяется внешними факторами: экономическая ситуация в России и Китае, финансово-экономической политикой США, ситуацией в Европейском союзе, цена на нефть – все это оказывает на финансовую стабильность в стране. Опять же, не все зависит от Султанова.

- Как и не все зависит от министра Дуйсеновой, которую президент сегодня тоже пожурил за перенос сроков внедрения обязательного медицинского страхования из-за большого количества самозанятых. Но вся ли вина только на Дуйсеновой?

— Это уровень многих министерств, которые отвечают за создание рабочих мест, за поддержку малого и среднего бизнеса, за снижение налоговой нагрузки на самозанятых, чтобы они выходили из тени и становились предпринимателями в реальной экономике, а не теневой.

- Быть министром в нашей стране – это благословение или проклятье?

— Это абсолютно неблагодарная работа. Много проблем, которые министры получают по наследству от своих предшественников, те предшественники получали в наследство от предыдущих руководителей, то есть эти проблемы тянутся десятилетиями.

Я думаю, что министерская должность напоминает в Казахстане "золотую клетку". Многие туда рвутся, но, попав, понимают, что на самом деле у них очень маленькое поле для маневров, слишком большое количество интересов в Казахстане, с которыми им придется сталкиваться. Министерская должность, назовем это так – это должность "рабочей лошадки".

Теги:
Досым Сатпаев, Ахметжан Есимов, Тамара Дуйсенова, Бахыт Султанов, Данияр Акишев
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Здание Верховного суда Азербайджана, фото из архива

    Количество судей в Азербайджане в пересчете на численность населения ниже европейских стандартов, заявил председатель Верховного суда республики.

  • Места силы: где искать мистические точки Минской области

    Куда современные белорусы ходят с жертвоприношениями, где просят избавить от слепоты, подарить хорошего мужа и облегчить роды, разбирался Sputnik.

  • Георгий Мурадов

    По каким вопросам Крым и Абхазия начнут сотрудничать уже в ближайшее время, рассказал зампредседателя Совета министров Республики Крым.

  • В Сети появилось видео, как волки пересекают границу Белоруссии и Литвы

    Литовская Служба охраны государственной границы опубликовала видео "побега" волков из Литвы в белорусские леса.

  • Премьер-министр Молдовы Павел Филип, архивное фото.

    Премьер-министр Молдовы заявил, что резолюция Европарламента, критикующая ситуацию в республике, является политическим документом.

  • Дом Стенбока

    Премьер-министр Эстонии Юри Ратас признал факт кризиса в правительстве республики из-за ситуации вокруг соглашения ООН о миграции.