21:45 19 Июля 2018
Прямой эфир
  • USD344.58
  • EUR400.51
  • RUB5.47
Памятник Марине Цветаевой в Москве

Главная правда Марины

© Sputnik / Антон Денисов
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Вера Гаврилко
877172

В Астане готовятся отмечать 125-летие гениального поэта Марины Цветаевой. В среде ценителей цветаевской Музы много лет существует традиция огнем чествовать любимого поэта. Цветаевские костры пылают в октябре по всему миру. Зажгут его и в казахстанской столице, и, конечно, в Павлодаре, с которым тесно связана судьба сестры Марины – Анастасии

Я намеренно не называю Цветаеву поэтессой: это слово, нейтральное само по себе, к Цветаевой не применимо. Оно слишком звенит браслетами и шуршит юбками, слишком жеманно и декоративно для мощи цветаевского дарования, перешагнувшего и половые, и временные, и человеческие рамки.

Да и как можно, когда сам Борис Пастернак писал: "Таланта одного поэта — женщины Марины Цветаевой — хватит на десять поэтов мужчин!", а Иосиф Бродский (Боже, сам надменный Бродский!) называл Марину "первым поэтом двадцатого века в мире". И дело тут ни в мужской галантности, в поэтическом цехе ее не существует. Если эти большие поэты (между прочим, Нобелевские лауреаты) признали первенство Марины Цветаевой, то это говорит лишь об их исключительной честности с самими собой.

Да, Цветаева — круче, Цветаева — безграничней, Цветаева — поэт космической одаренности. Особенно — поздняя, исстрадавшаяся, измученная, много раз проклятая и преданная, лишившаяся мужа и дочерей (младшая Ирина умерла от голода в детдоме; много лет спустя, после возвращения из эмиграции, арестовали старшую — Ариадну), очень сложная для понимания, ибо под конец земной жизни писала уже не человеческим языком, а языком ангельским — страшным, на самом деле, языком. Нет более высокой доблести для поэта, чем переломить в себе "человеческое, слишком человеческое". Хоть и мучителен этот путь. И не для людей он, по большому счету.

Мир открывал Цветаеву, как большую Книгу, — дозированно и постепенно. Она при жизни выстрелила, как "беззаконная комета", оголенными юношескими стихами, мгновенно стала знаменитой, — другой бы хватило земной славы за глаза, но Цветаева посмела пойти дальше — в заколдованные сады в поисках самого сокровенного Слова.

Ее последние эссе и поэмы производят впечатление неких тайных шифров. Наверное, не погрешу против истины, если скажу, что настоящее осмысление творческого наследия Цветаевой началось лишь много позже ее трагической смерти в Елабуге, лишь в конце прошедшего века, когда были сняты грифы секретности с архивов и опубликованы произведения, неизвестные при жизни поэта, переписка, дневники и вся цветаевская мемуаристика, включая совершенно пронзительные воспоминания о матери старшей дочери Ариадны — девочки с лицом и душой неземного существа.

Письма маленькой Ариадны матери из приюта вышибают почву из-под ног: "Спасибо Вам за то, что Вы позволяете писать прозу. Слава Богу, что Вы можете меня любить… Мне ничего не нужно. Мне нужна лишь та страна, в которой Вы меня полюбите! Может быть, та минута никогда не настанет, может быть, она уже началась? Я живу лишь для того, чтобы видеть Вашу любовь".

Это пишет шестилетний или семилетний ребенок!

Цветаева исступленно любила старшую дочь, называя Алю "своим лучшим стихом", и была поразительно равнодушна к младшей — Ирине. Не могла простить ее обыкновенность. В цветаевских записных книжках Ирине достаются лишь раздраженные строки, что она всегда голодна и ест жадно и много. "Я помню, как представляла себе сон Ирины: она стоит одна, а с неба падают корки, такие большие и толстые, что она не может их разгрызть. Так как ей досадно, она злится", — эти слова матери о двухлетнем хронически недоедающем больном ребенке представляются кощунством. Сами Марина и Аля ели, по отзывам современников, очень мало. Даже в условиях крайне аскетического быта времен Гражданской войны мать и дочь исповедовали собственную аскезу.

Когда встал труднейший выбор — кого спасать — Цветаева безоговорочно выбрала Ариадну — отражение своей души. Известно, что нелюбимая маленькая Ирина умерла в детдоме от голода. Имеем ли мы право сегодня осуждать Цветаеву? Каждый ответит на этот вопрос, как он считает возможным. Однако среди серьезных, не подверженных конъюнктуре исследователей творчества Марины Ивановны, на тему судьбы ее младшей дочери наложено негласное табу. И, наверное, это правильно. Гению — гениево. И Божий суд — по особой мерке.

Нам еще предстоит открывать поэзию Марины Цветаевой, и это радостно и волнительно. Почему для нас, казахстанцев, так важна Марина Цветаева? Не только потому, что судьба ее близких имеет самое непосредственное отношение к нашей стране (многие ли знают о том, что в Павлодаре четыре года существует музей Анастасии Цветаевой, открытый такими подвижниками, как цветаевед Ольга Григорьева?), но и потому, что творчество Марины Цветаевой — это та самая высокая культура, о которой академик Лихачев писал: "Любое общество обречено на гибель, если разрушается культура", имея в виду вовсе не маскульт. С ним-то в разрушающих обществах как раз все в порядке. Цветет пышным цветом.

…Промозглой осенью в холодной неуютной Москве 1915 года, когда ее муж Сергей Эфрон был призван на фронт Первой мировой, 23-летняя Цветаева написала следующие строки, которые и сегодня звучат предостережением всем нам, живущим в озлобленном, раскачиваемом со всех сторон хрупком мире:

Я знаю правду! Все прежние правды — прочь! / Не надо людям с людьми на земле бороться. / Смотрите: вечер, смотрите: уж скоро ночь. / О чем — поэты, любовники, полководцы? / Уж ветер стелется, уже земля в росе, / Уж скоро звездная в небе застынет вьюга, / И под землею скоро уснем мы все, / Кто на земле не давали уснуть друг другу.

Не для того ли мы зажигаем ритуальные костры 17 октября, чтобы бросить в них наши лицемерие, цинизм и непростительное преступное самодовольство?

Хочется думать, что и для этого тоже.

Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Архивное фото мэра Бишкека Албека Ибраимова

    Задержанный ГКНБ Албек Ибраимов освобожден от должности мэра Бишкека – распоряжение подписал премьер-министр Кыргызстана.

  • Погрузка мешка с веществом, архивное фото

    Китайские производители на предприятии в Сарбанде так и не наладили выпуск минеральных удобрений для Таджикистана.

  • Платежный терминал для банковской карты

    Во всех регионах Узбекистана начали принимать карты китайской Unionpay – сеть терминалов в стране насчитывает около 150 тысяч устройств.

  • Лес в Армении.

    Несколько десятков жителей армянского села избили троих добровольцев, охраняющих Дилижанский национальный парк.

  • Исторический центр - площадь Гудиашвили и улица Ахоспирели

    Колумнист Sputnik рассказывает о настоящем музее под открытым небом - площади Гудиашвили, где были найдены редкие археологические артефакты.

  • Генеральный секретарь Бразильской конфедерации футбола Уолтер Фелдман (слева) и Пеле на открытии музея футбола в Сан-Паулу

    Управление по делам гражданства и миграции Латвии отказало в гражданстве известному политику и футбольному чиновнику из Бразилии Уолтеру Фелдману.

  • Выставка янтаря AMBER TRIP в Вильнюсе

    Пограничная служба Литвы задержала россиянку, которая пробовала перевезти 15 килограммов янтаря через российско-литовскую границу на своей машине.

  • Президент Молдовы Игорь Додон

    Президент Молдовы Игорь Додон выразил свою позицию относительно безопасности республики и статуса постоянного нейтралитета страны.

  • Тюремная камера

    Задержанная в Таллинне россиянка остается под арестом – родителям не позволили встретиться с дочерью.