18:24 17 Сентября 2019
Прямой эфир
  • USD385.16
  • EUR425.95
  • RUB6.01
Кадр из фильма Ночной Бог

Каждый кадр как произведение искусства: фильму из Казахстана устроили овацию на МКФ

© Photo : предоставлено Адильханом Ержановым
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Лев Рыжков
87741

Фильм из Казахстана "Ночной Бог" представлен в конкурсной программе 40-го Московского международного кинофестиваля. Колумнист Sputnik посмотрел картину и пообщался с режиссером Адильханом Ержановым, который всколыхнул московскую киноэлиту

В программе показов 40-го Московского международного кинофестиваля как никогда широко представлен кинематограф постсоветского пространства. Так, в конкурсной программе участвуют фильмы из Узбекистана, Армении, стран Балтии. А Казахстан в основной программе представляет молодой режиссер Адильхан Ержанов с фильмом "Ночной Бог".

Кстати сказать, он же буквально через две недели будет представлять Казахстан уже в Каннах, в программе "Особый взгляд" с новейшей картиной, которая называется "Ласковое безразличие мира".

Между неприятием и восторгом

Ажиотаж перед просмотром "Ночного Бога" в Москве был большой. Любопытно было многим. Но, забегая вперед, скажу, что мнения фестивальной публики полярно разошлись. Так, например, рядом со мной сидел один известный кинокритик. И вот минуте на двадцатой он принялся демонстративно, поворачиваясь во все стороны, зевать. А потом просто покинул зал. И не он один. Очень многие выходили из зала.

Но зато остальные восприняли "Ночного Бога", можно сказать, что с восторгом. Устроили фильму овацию.

Посмотреть в лицо Бога

Так что же за фильм представил в российской столице режиссер, уже получивший международное признание?

Начинается фильм как некий такой павильонный нуар. Мужчина в пальто и шляпе стоит на улице вместе с семьей, озаряемый вспышками неоновых реклам. А в это время закадровый голос сообщает нам, что над Землей перестало светить солнце, а вместо него появилось лицо Бога. И оказалось оно очень злым. Любой, кто осмелится посмотреть Богу в лицо – сгорает заживо.

Кадр из фильма Ночной Бог
© Photo : предоставлено Адильханом Ержановым
Кадр из фильма "Ночной Бог"

Мужчина с семьей заходит в какой-то подвал. Все долго и мрачно сидят в живописных позах. А потом в это убежище, как команда Швондера к профессору Преображенскому, приходит некая жилищно-коммунальная мафия. И сообщает, что жить здесь нельзя, что самозваные квартиранты должны немедленно покинуть захваченные квадратные метры. Впрочем, возможен вариант – главному герою надо сходить на телевидение и принять участие в некоем шоу. Тогда-то все и решится.

Телевидение представлено совершенно инфернальным местом. У входа сидят ресепшн-менеджерши в дьявольском гриме, в студии стоят зомби-статисты, а ведущему на голову надевают какую-то жуткую башку из папье-маше. В качестве дополнительной (и самой страшной жути) представлены сотрудники полиции, которые обыскивают очередь потенциальных участников ток-шоу на предмет выявления гастарбайтеров и исламских экстремистов.

А в студии нашему герою вешают на шею целое ожерелье взрывчатки и таймер. "Это какая-то ошибка!" — пытается доказать герой. Но от него требуют справку из полиции, что он – не боевик. И вот ходит герой по кафкианским не коридорам даже, а подвалам, добывает подписи.

Но это – только самое начало. Дальше абсурд усиливается, а сатира переходит в неприкрытый ужас.

Вопреки штампам

Я, в принципе, могу понять, что возмутило тех критиков, которые вышли из зала. Понятно, что перед нами – самый настоящий артхаус. А надо знать, что само это слово в кинематографических кругах уже давно стало чем-то вроде ругательства.

Да, артхаус – это и долгие бессмысленные взгляды, и статичные позы, и "свихнувшееся" время, которое может течь как вперед, так и назад, и вбок. Но от классического артхауса – бессмысленного и беспощадного, "Ночной Бог" отличается хотя бы тем, что в фильме казахстанского режиссера смысл все-таки есть.

И смысл этот мрачен, депрессивен и неудобоварим. Бога нет, декларирует автор. А если он и есть, то он очень зол. Никаких чудес не будет. Всякая борьба и стремление к чему-то лучшему − обречены. Но – и тут сверкает луч света – надо хотя бы попробовать. Надо не бояться взглянуть Богу в лицо, даже зная, что сгоришь.

И в финале мы видим лицо Бога. Оно действительно ужасно и прекрасно. Это невероятный по силе воздействия кадр. И мне даже искренне жаль кинокритиков, которые ушли, не дождавшись этого апофеоза.

И вообще весь фильм – невероятно красив. И что с того, что снимался он в подвалах? Но эти подвалы обретают свою инфернальную красоту.

Каждый кадр "Ночного Бога" можно рассматривать как произведение искусства, как живописное полотно.

Кадр из фильма Ночной Бог
Кадр из фильма "Ночной Бог"

А чтобы воспринять это кино в полной мере, надо просто выключить в своем сознании штампы восприятия, знание, что в кино должно быть "вот так", которое часто помогает нам предсказывать, как будет развиваться действие в том или ином блокбастере. А у Адильхана Ержанова все пойдет вопреки тому, что мы знаем и предчувствуем. Абсолютно все. И надо уметь получать от этого удовольствие. Распахнуть, если угодно, настежь все двери восприятия.

В общем, фильм, на мой субъективный взгляд, абсолютно прекрасен. И я при возможности хочу его пересмотреть. А такое бывает очень-очень редко.

От тайны и ужаса – к красоте

А после фильма меня даже, признаюсь, охватило некое волнение. Как он выглядит – это Адильхан Ержанов? На основании просмотренного мне представлялось два варианта. Первый – это татуированный с ног до головы эмогот, наподобие Мэрилина Мэнсона. Второй – какой-нибудь огромный мрачный мужик.

Но навстречу овациям кинокритиков вышел… паренек. Обычный такой, восточной внешности молодой человек, невысокого роста. Подобных пареньков можно встретить каждый день в любом вагоне московского метро.

Режиссер Адильхан Ержанов
© Photo : предоставлено Адильханом Ержановым
Режиссер Адильхан Ержанов

Возмутитель спокойствия и разрушитель единодушия московской киноэлиты выглядел взволнованным и, скорее всего, действительно, сильно волновался.

Кинокритикам Ержанов признался, что фильм и задумывался мрачным.

"Но я придерживаюсь мнения, что именно разумное начало, вопреки показанному абсурду, сильнее. И разум восторжествует, несмотря на хаос, — сказал режиссер. — Если человек при любой ситуации остается человеком, самое главное иметь свое мнение и свободу мышления".

Каждый эпизод, по системе творческих координат Ержанова, должен состоять из трех частей.

"Эпизод должен начинаться с тайны, затем перетекать в ужас разрушения, но завершаться обязательно красотой, которая побеждает", — считает режиссер.

"Ночной Бог" снят на студии "" при поддержке государства.

"Мне дали свободу, – отметил Ержанов. — То есть цензуры, как таковой, не было. И это дает надежду. Потому что сейчас в авторское кино никому не интересно. У нас сейчас идет бум коммерческого кино. Это тоже хорошо, но мне, как любителю авторских фильмов, плохо. И я могу только приветствовать начало диалога с авторским кино. Я – это единичный случай. Есть еще много талантливых киношников, которые обделены поддержкой".

Не в ладах с коммерцией

После пресс-конференции Адильхан Ержанов дал Sputnik небольшое эксклюзивное интервью.

- Расскажите о себе?

— Я учился у великого Дамира Манабая. Окончил академию в 2009 году. После этого снял несколько фильмов без проката. А это редкость для казахских режиссеров − они всегда получают прокат. У меня его не было, по причине того, что у меня – совсем не коммерческое кино. Не потому что это моя принципиальность, я просто не умею делать коммерческое . Я снимаю всегда с маленькими бюджетами. И они всегда находятся.

- Когда вы почувствовали, что проснулись знаменитым?

— Честно сказать, я до сих пор не знаменит. Я все время в тени более известных казахстанских кинематографистов. Но я от этого не страдаю. Мне кажется, что чем ты менее известен, тем у тебя больше свободы. Нет страха облажаться, нет страха сделать что-то не так. Я всегда делаю то, что хочу делать. И если не получается, то в ответе только я, и не страдает никто из команды. Не получилось – и ладно. Можно двигаться дальше.

- Вы работали на ТВ?

— Нет. Хотя однажды я написал сценарий для мультика и выиграл конкурс. Но больше у меня сотрудничества с телевидением не было.

- Вы очень молодо выглядите. Сколько вам лет?

— Тридцать пять. Такой возраст, когда уже надо определяться в жизни. Но я уже определился помимо своей воли. Я не буду и не смогу снимать ничего коммерческого, ничего заказного. Мое дело – снимать то, что мне нравится.

Теги:
кино, Московский кинофестиваль, Адильхан Ержанов
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik