04:57 02 Октября 2020
Прямой эфир
  • USD429.37
  • EUR504.34
  • RUB5.55
Колумнисты
Получить короткую ссылку
173 0 0

Кажется, Китай опять это сделал: из очередного мирового кризиса выходит сильнее, чем был до него. Сильнее в смысле возросшей роли его экономики в глобальном пейзаже

Об этом говорит статистика за минувшие весну и лето, также как мрачные американские оценки ситуации. Если коротко, то — как констатирует The New York Times — в 2018 году 12,8% мирового экспорта шло из Китая, в 2019-м — 13,1%. А сейчас — 20%.

Двадцать процентов — это по данным за апрель — июнь. Есть и другие цифры с наблюдениями, более свежие, за август. Существует такой индекс PMI, касающийся производственного сектора, прежде всего мелких и средних предприятий, и отдельно он же — для сферы услуг и прочих. Оба индекса в Китае летом не просто показали положительную динамику — получается, что такой скорости роста продаж у этой страны не было с начала 2011 года. А 2011 год — это когда оказалось, что именно Китай вырвался в мировые лидеры (на роль одной из первых двух экономик мира, вместе с США) по итогам финансового кризиса 2008 года, при котором поначалу думали, что вся мировая экономика рухнет с грохотом, голодом и прочими бедствиями.

С одной стороны, причина производственного бума понятна. Китай первым вошел в период антивирусных карантинов и закрытия производств и первым из него вышел — как раз когда прочие страны еще боролись со своими локдаунами (а у кого-то они и сейчас не вполне кончились). Так китайская продукция начала по всему миру заполнять громадные дыры в потребительском спросе. Отсюда те самые невероятные 20%, которые, конечно же, навечно не удержатся — такой экспансии на рынках просто не бывает.

Но, с другой стороны, ничего понятного в нынешней ситуации нет. Потому что случилась вся эта карантинная история в момент яростного наступления конкурента, США, на то самое китайское производство и ту самую долю Китая в мировом экспорте. Собственно, упомянутая выше паническая публикация в The New York Times эту ситуацию и разбирает — как могло получиться, что зима 2019-2020 годов, когда Америка всерьез занялась уничтожением китайского доминирования в мире, привела к такому неожиданному лету.

Страсти по TikTok: Трамп не намерен терпеть соцсеть "враждебной" страны

Итак, на территорию самих США китайские товары теперь поступают с невиданным таможенным тарифом в 25%. Заметим, речь об основном (пока что) экономическом партнере Китая, куда уходит ключевая часть его экспорта. Вдобавок на частный бизнес не только в США, но и на территории союзников оказывается лютое давление с одной, четко заявленной целью: уничтожить ситуацию, когда Китай оказался главным производителем мира. Экспортные фабрики с иностранным капиталом в этой стране надо закрыть, производственные цепочки (с рабочими местами) вернуть в США или перевести в любые другие страны, а какими причинами это оправдывается — несущественно: список обвинений длинный и даже не пытающийся быть похожим на правду.

И тут случается эта история с карантинами. Конечно, как здесь не выстроить классическую теорию заговора — все они доводят реальную сложную ситуацию до примитива. Китай, отбиваясь от США, выпустил в мир новый вирус и выиграл от этого, в том числе потому, что его карантины были быстрыми и не всеобщими. И это не случайность — по крайней мере, так считает до 78% американцев.

Реальная же ситуация, описанная в той же газете, вот какая: во-первых, китайские производства, работающие на весь мир, опираются на короткие и удобные логистические цепочки. Страна, понимаете, такая — если речь о производстве, то там все под рукой. А в соседних странах Азии этого не будет, пусть там и рабочая сила дешевле. И это не говоря о качестве работы; китайский рабочий класс — это люди из страны с отличным образованием и культурой. В итоге получилось, что китайские товары, особенно технологически сложные, выигрывают конкуренцию у американских даже при тех самых 25%. И так будет, по оценкам, лет 20-30.

А тут еще такой факт: в Китае производят массу тех самых товаров, которые сейчас нужны. Медицинские — это понятно, но есть еще что-то для работы дома и просто для дома: допустим, сауны под ключ или акустические системы высокого класса. В общем, товары повышенного спроса. Спрос — штука, конечно, временная, но хорошо в данном случае использованная… а с другой стороны, что в этом мире постоянного?

США верят в "один Китай". Но где они видят его столицу?

Но есть еще во-вторых. Оказывается, даже если корпорация очень хочет порадовать Вашингтон перестройкой производственных цепочек, возвращением рабочих мест в страну, у нее сейчас, скорее всего, нет для этого денег и желания рисковать: еле держится на плаву. Из-за все тех же карантинов. И это тоже фактор, работающий против схемы Дональда Трампа "вернуть производства домой".

Возникает вопрос — что дальше. В 2020 году, получается, Китай только выиграл от пандемии, просто потому, что у других стран все еще хуже, чем у него. Можно даже ожидать обещанного экономистами — нулевой или положительный рост его экономики при спаде всех прочих. А вот что может произойти дальше?

Ответ на этот вопрос будет составлять основное содержание международной политики на обозримый период. Мир пока что делится на страны (их немного), с большим или меньшим желанием поддающиеся на бешеное давление США — "разведитесь с Китаем", и на прочие, которые и говорить об этом не хотят. Первая группа государств интереснее, потому что там повсюду политика и идеология борются с экономическими реальностями.

Вот небольшая страна — Филиппины, где происходит увлекательный сюжет. Министр иностранных дел Теодоро Локсин заявляет, что хорошо бы присоединиться к американским санкциям против китайской строительной корпорации, возводившей чудо-город на одной из спорных территорий Южно-Китайского моря (Филиппины в этих спорах участвуют). А президент Родриго Дутерте отвечает, что санкций не будет, потому что та же корпорация строит чудо-город и второй столичный аэропорт на самих Филиппинах, сумма инвестиций — десять миллиардов долларов. И это в стране, где публика — в отличие от прочих государств региона — все еще больше любит Америку, чем Китай.

А вот огромная страна — Индия. Это, похоже, пока что главная в мире жертва карантинов, которые были там чудовищно жесткими: спад экономики почти на 24% — что-то невиданное. Индия, при нынешнем правительстве, постоянно оказывается в конфликте с Китаем и налаживает теснейшие в истории отношения с США. Но получается, что ни в экономике, ни в военной политике Америка не способна дать Индии ответы на все вопросы, а при нынешнем погроме экономик обеих стран и внутреннем расколе в США все стало еще хуже.

И это только два примера сложностей завтрашнего мира, где лишить Китай плодов очередной победы будет нелегко.

Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik