02:09 17 Октября 2019
Прямой эфир
  • USD389.81
  • EUR430.27
  • RUB6.06
Надежда Горобец директор театра им. Н. Сац

Надежда Горобец: театральная жизнь в Казахстане кипит

© Sputnik / Серикжан Ковланбаев
Культура
Получить короткую ссылку
24650

Директор Государственного академического русского театра для детей и юношества им. Натальи Сац Надежда Горобец рассказала Sputnik Казахстан о казахстанской театральной жизни: почему отечественным детским театрам в свое время пришлось легче, чем российским, и по какой причине распространение интернета театралов не очень волнует

АСТАНА, 16 окт – Sputnik, Сергей Ким. Детские театры ожесточенно конкурируют с развлекательными центрами в торговых домах. Об этом Sputnik Казахстан рассказала Надежда Горобец, директор Государственного академического русского театра для детей и юношества им. Н. Сац. Именно ей выпала честь представлять Казахстан на Санкт-Петербургском международном культурном форуме. На это событие мирового уровня каждый год съезжаются тысячи профессионалов разных культурных направлений: звёзды драматического театра, оперы и балета, режиссёры и музыканты, общественные деятели. 

- Расскажите о ваших ожиданиях о партнерстве в рамках проекта между Казахстаном и Россией.

— Я думаю, наши ожидания можно разделить на два векторных направления. С одной стороны, мы рассчитываем на то, что Казахстан, имея статус страны-гостя, сумеет показать свои достижения, которые мы уже имеем в области культуры – это и музейное дело, и концертная деятельность, и балет наш, и драматические театры. С другой стороны, учитывая, что форум расширяет состав своих участников, имеет уважаемое представительство экспертов с сфере культуры, рассчитываем, что сумеем многому у них научиться, как и у других стран, представленных там.

- Театральная жизнь в Казахстане, может быть, более провинциальная, чем в Москве и Санкт-Петербурге. При этом можно ли говорить о каких-то достижениях?

— Стоит обратить внимание на то, что в Москве и Санкт-Петербурге очень развит туризм, в том числе внутренний. Сегодня мы не зря говорим о развитии туризма. На сегодняшний день, мы признаем, что нет такого потока туристов, которые стояли бы в очередях. Наши театры, прежде всего, работают на свои города. Но достижения есть – прежде всего, ни один театр не закрылся. Еще и открываются новые театры. Во-вторых, мы можем сегодня говорить о многожанровости и развитии новых театральных форм – у нас появились мюзиклы, например, в Астане открылся театр, да и наши театры пытаются осуществлять постановки в этом жанре. У нас есть театры музыкальной комедии – это не только Каргандинский академический театр музыкальной комедии, но и Корейский, Уйгурский театры. А таких театров очень мало даже в мире.

- Вы имеете в виду именно национальные особенности?

— Безусловно, и эти театры не представляют только традиционную культуру своей диаспоры, они идут далеко вперед. И очень интересные постановки. Много новаторских идей. Развиваются казахские театры. Театр "Жастар" астанинский. Несмотря на то, что Нурканат Жакыпбай (худрук и главный режиссер театра – прим. ред.) в эти дни отмечает свое 70-летие, настолько авангардный режиссер для Казахстана, да и не только – у него стоит поучиться многим театрам. Много появилось частных театров, в том числе молодежных объединений. И они пытаются работать в разных жанрах. У нас есть пластический театр сестер Габбасовых, есть другие танцевальные театры, передающие глубокое содержание, духовные драмы через пластические средства выражения… И тот тренд, который мы сегодня отмечаем в мировом пространстве – документальный театр – он у нас тоже появляется. Поэтому я считаю, что жизнь кипит.

- Несколько лет назад представители нескольких алматинских театров подняли проблему: театр становится маргинальным искусством. Прослойка интеллигенции тонка, на постановки ходят одни и те же люди, большой приток в города незаинтересованного в театральном искусстве людей. Это правда?

— Думаю, можно говорить об этом, но только частично. Прежде всего, это студенческая молодежь, которая приезжает учиться – мы можем судить по Алматы – и пока она осваивается в нашем городе, естественно, им не до театров. Но я считаю, что наша задача – суметь ее заинтересовать. Если не заинтересуем – они уйдут от нас в развлекательные центры, ночные клубы. Понятно, что выбор в мегаполисах большой. Соответствовать запросам и поворачивать в свою сторону – это и есть одна из наших целей. Если плыть по течению и создавать спектакли, соответствующие предпочтениям "культурной маргинальной" публики – тогда да, это наша аудитория. Но это не всегда так. Например, недавно к нам приезжал Дмитрий Назаров (народный артист России – прим.) по приглашению объединения "Лекторий". Это объединение не практикует антрепризы "дешевого" назначения, а выбирает людей, интересных с личностной стороны. И он выступил с большой программой поэтического чтения, что редкость – обычно артисту проще рассказать о себе общеизвестные байки, вызывающие смех публики, и больше ничего. Так вот, Назаров приехал с интересной программой, и потом нас спрашивали: "Так много молодежи! Ее приглашали бесплатно?". На самом деле, нет. Молодежь пришла с онлайн-билетами. И всем было очень интересно, никто не ушел.

- Как вам удается конкурировать с интернетом? Те же выступления Назарова можно увидеть и в Youtube, не выходя из дома.

— Всегда очень долго дискутируют о появлении новых технологий и новых средств массовой информации. В свое время говорили о победе телевидения, о том, что кинотеатры перетянут зрителя. Зритель продолжает ходить в театры. Специфика театрального искусства – живое общение, контакт. Их никак не получить через новые информационные технологии. Это смешение эмоций ваших и актера.

- Другое дело, что не все люди испытывали эти эмоции и вообще об этом задумываются – по вашему мнению, наблюдается ли все-таки угасание интереса к театру? Или у вас аншлаги на каждом представлении?

— Бывает по-разному. Но задача именно нашего театра – начиная с юного, почти младенческого возраста, дать ребенку представление о театре и заинтересовать его настолько, чтобы он не думал, будучи взрослым, что ему театр может дать. Например, в Казахстане детские театры не просто не закрываются, а еще и открываются − именно потому что наша задача своего зрителя воспитать. Если мы не сможем его заинтересовать, он уйдет, и театр просто перестанет ему быть интересным, как бы мы его ни завлекали. Кому сейчас легко? Сложно всем. И экономическая ситуация, бывает, колеблется в разные стороны, кто-то сегодня ведет дискуссии об образовании и это тоже отвлекает. А наша задача вписаться, прежде всего, в воспитательный процесс. Хотим мы или нет, как бы театральные деятели не говорили, что театр никого не воспитывает, это не так. Театр как раз формирует взгляды, духовные ценности человека. И наша задача как детского театра − дать представление ребенку об этих ценностях и жизненных ситуациях, дать какую-то модель проживания в этих ситуациях. Возможно, он будет корректировать, имея опыт, свое поведение. Но это в любом случае обогатит его социальный опыт.

- Современные тренды развития театра в Казахстане каковы?

— Мы, конечно, должны отметить театр АРТиШОК, который практикует и документальный театр, и попытку создать импровизацию совместно со зрителем. Это тоже новый тренд. Плюс ко всему интерактивные модели постановок, потому что они больше вовлекают зрителя в действие, соответственно повышают его интерес и активность.

- Вы поддерживаете отношения с российскими театрами?

— Поддерживаем. У нас есть "младший брат", созданный Натальей Ильиничной Сац – Московский театр юного зрителя. Сегодня он переориентирован на молодежную аудиторию. Кстати, со многими российскими ТЮЗами такое произошло. Они увидели проблему со зрителем и переориентировались, уйдя от детского репертуара. Тем не менее у нас есть контакты, мы дружим с Иркутским областным театром юного зрителя, из этого театра многие актеры в свое время переехали в Казахстан и работали, да и работают в нашем театре – это было еще в 70-е годы. Многие наши актеры работают по сорок лет. Так, из Санкт-Петербурга к нам приехала Татьяна Николаевна Тарская, и до сих пор у нас работает. Театр из Оренбурга к нам часто обращается. Хотя нет таких прямых контактов, какие были раньше, когда театралы приезжали на фестивали. Потому что фестивальное развитие именно детских театров, я считаю, недостаточным. Таких больших фестивалей, как "Балтийский дом", фестиваль имени Чехова, для детских театров, к сожалению, нет. Международная ассоциация театров для детей и молодежи проводит фестиваль, но приглашает только интересные для них театры. Думаю, что они взяли курс на выявление тенденций. Мы бы хотели, чтобы формат чеховского фестиваля был и для ТЮЗов, нам интереснее было бы работать. Потому что на сегодняшний день наши контакты носят "точечный" характер.

- Можно ли в рамках предстоящего форума заявить о вашей идее создания международного фестиваля?

— Думаю, конечно, можно, тем более Казахстан готов даже на своей территории принимать, потому что нас всегда поддерживают в этом направлении. На сегодняшний день наш театр с посольством Российской Федерации пытается потихоньку раскручивать это движение. Мы начали с фестиваля "Солнечный круг". Это фестиваль школьных театров и студий, но дальше мы расширяем формат, и каждый год приезжают детские театры, чтобы показать детям профессиональное театральное искусство. В 2018 году у нас пройдет пятый фестиваль, а с ноября этого года стартует программа подготовки фестиваля, и у нас выступит французский театр с русским спектаклем "Баба Яга". И в этом формате мы планируем расширять участие профессиональных детских театров. Пользуясь статусом Казахстана как гостя форума, мы рассчитываем поднять этот вопрос, чтобы его включили в меморандум.

- Я так понимаю, ваш театр финансируется только государством? Недостатка в средствах нет?

— Нас очень хорошо финансируют с 2000 года − с тех пор как объявили Год поддержки культуры, у нас продолжается второе десятилетие поддержки. И это хорошо – мы получили возможность ставить новые постановки, чего раньше не было, театры были вынуждены искать средства, а также получили возможность гастролировать. Содержание здания, зарплаты – все входит в финансирование государства. Честно говоря, мы можем реализовать все, что задумали.

- Вы упоминали переориентацию московского ТЮЗа имени Сац. Было отсутствие спроса?

— Когда-то российским театрам было нелегко, но я не берусь обсуждать их систему финансирования и содержания, поскольку не знаю деталей. Но было время дискуссий о переходе на самоокупаемость. Наверное, именно в тот период нужно было выбирать, с какой аудиторией работать. Я считаю, у нас замечательная политика, когда нас финансирует полностью государство, поскольку дети не выбирают свой досуг и не оплачивают его сами. От финансового состояния родителей зависит наша аудитория. Понятное дело, большой прибыли не получишь, у нас самые низкие цены, чтобы самые разные слои населения могли посещать спектакли. А в России многие театры переориентировались на молодежь, и президент Путин даже обратил внимание на поддержку именно ТЮЗов. Отсутствие театров в этой нише сказываются на поведении подростков — в том числе агрессивного.

- То есть вы это связываете?

— Да. Упустить детей очень легко. А вернуть их к взаимодействию с социумом, уважению законов сложно.

- Не сказывается ли поддержка государства на изъятие наших театров из конкурентной среды?

— Для того, чтобы развиваться, мы должны зарабатывать. В каждом театре (государственном – прим.ред.) есть свой план доходов, и мы стремимся преумножить их для того, чтобы иметь возможность делать новые постановки. Каждый театр ставит новые постановки за счет собственных средств. Поэтому я считаю, что мы не изъяты из конкурентной среды, более того, мы каждый день это ощущаем. Развлекательные центры, базирующиеся в торговых, которых немало в нашем городе, достойно конкурируют: они приглашают профессионалов, устраивают для детей праздники, конкурсы. В организационном плане они постоянно придумывают что-то, чтобы выжить. Поэтому мы должны прилагать большие усилия. Много средств уходит на продвижение, рекламу, на адресную работу со зрителем.

Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik