01:06 21 Июня 2019
Прямой эфир
  • USD380.56
  • EUR430.15
  • RUB6.02
Бари Алибасов

Мне сказали, что я скоро умру – Бари Алибасов рассказал о вердикте врачей

© Sputnik / Евгений Одиноков
Культура
Получить короткую ссылку
3504164

Известный музыкант и продюсер Бари Алибасов одержал победу над тяжелой болезнью и рассказал об этом в эксклюзивном интервью Sputnik

МОСКВА, 19 авг — Sputnik, Лев Рыжков. В начале августа стало известно, что известный продюсер и музыкант Бари Алибасов, начинавший свою карьеру в Усть-Каменогорске, проходит сложные медицинские процедуры. Мы связались с ветераном шоу-бизнеса и выяснили, с какой болезнью он боролся.

Медицина поставила крест

- Бари Каримович, что с вами случилось? От какой болезни вы лечились?

- Вообще-то случилось еще шесть лет назад. В Ярославле, на гастролях "На-На". Я, как идиот, выскочил в зал, перепрыгнув ударную установку. Я когда-то был барабанщиком. Работа у меня была сидячая, но тяжелая. И вот шесть лет назад я совершил этот прыжок и приземлился так, что треснул опорный позвонок.

И какое-то время все это накапливалось, а потом я понял, что не могу ни встать, ни разогнуться. Я пошел проверяться в поликлинику. И врач, посмотрев мои анализы, сказала: "Ну, что! Год-полтора, может, и проживете".

- То есть медицина поставила на вас крест?

— Оказалось, что у меня раздроблен на восемь частей опорный позвонок. Плюс межпозвоночные грыжи. В общем, мне сказали, что я очень скоро умру, но сначала у меня отнимутся ноги.

- Но, тем не менее, вы выглядите очень бодро и энергично. Как вы спаслись?

— Китайской медициной. Мне делали массаж, акупунктуру – все, что нужно артисту для того, чтобы оставаться на сцене ярким, подвижным, эмоциональным, а не стоять и думать, как бы скорее добраться до кровати. За три года все эти грыжи ушли. И теперь время от времени я прохожу комплекс процедур. Они очень действенные.

- Как вы себя чувствуете?

- Лет на тридцать пять. Я просто нарадоваться не могу тому, как я себя чувствую. Я вообще не думаю, когда нужно согнуться или разогнуться. А люди-то с этой болезнью носятся до гроба: ой, не сесть, ой, не встать, ой, не повернуться! Сейчас прыгаю, даже скачу. У меня в квартире есть кому убирать. Но и мне ничего не стоит вытереть пол тряпкой, наклониться и убрать какие-то соринки.

- А какая, по вашему опыту, самая распространенная болезнь у артистов?

— Дурь, наверное.

Популярность в реанимации

- У вас были такие ситуации, когда вы находились между жизнью и смертью?

— Много раз. Особенно конечно, на раннем этапе, в Усть-Каменогорске. Тогда наша работа состояла в том, что шесть месяцев в году мы играли на танцплощадке, зарабатывали гигантские деньги. Там были и поножовщина, и ломы раскаленные. В общем, я видел не одну смерть на танцплощадке.

- Но вас-то миновало это кровопролитие?

— Нет. Однажды меня пырнула ножом любимая девушка. Двое суток я был без сознания, потерял много крови. Мне сказали, что меня вытащили с того света, хотя, может быть, врачи всем так говорят. У меня было внутреннее кровоизлияние в желудок, и тот заполнился кровью. А сверху вроде как и ничего не было. Ранение было межреберное. Это был не нож, а тесак, которым рубят мясо. Девушка работала буфетчицей.

- За что она на вас напала?

- За любовь. Дело в том, что я был человеком, который всегда на виду. Меня в Усть-Каменогорске знала в городе каждая собака, даже каждая курица.

Когда я через двое суток очнулся, меня поразило, что ко мне в реанимацию пришел весь город. Палата, в которой я лежал, была на первом этаже, но, тем не менее, окно располагалось очень высоко, потому что там фундамент был, наверное, метра два. И, чтобы заглянуть в окно, надо было вскарабкаться на выступ. Так вот, всю ту неделю, что я лежал в реанимационной палате, в окно заглядывали каждую секунду. Ну, может, каждую минуту.

- Наверное, дело было летом?

— Это была зима. Снег лежал. Люди за окном махали мне кто шапкой, кто варежками. Однажды даже пришли пионеры – целый отряд. Может, я сейчас фантазирую, но мне кажется, что они были даже с барабаном. И стояли под окном. Тогда я оценил свою жизнь по-настоящему. Я понял, как меня в городе любят, и насколько все были озабочены моим здоровьем. Все эти чужие люди постоянно появлялись в окне. Это все происходило целую неделю, и я устал.

- Морально?

- Физически тоже. Потому что все-таки у меня было тяжелое ранение. И мало того, что я потерял много крови, так еще и диафрагма была порезана, и брюшина, и это все зашивали. А каждому, кто заглядывал, надо было улыбнуться. И я очень устал от этого. Я так был рад тому, что меня перевели в другую палату. Но, с другой стороны, я совершенно иначе воспринял свою жизнь, свое признание и призвание.

- И вы как-то свою жизнь изменили?

— Излечившись, я поехал работать в Талды-Курганскую филармонию, оставив группу. В Талды-Курган я уехал с другим коллективом. Потом я понял, что без своих я все-таки не могу. И буквально через несколько месяцев я забрал группу и уехал работать в Саратовскую филармонию. Этот эпизод убедил меня в том, что я людям интересен, и мне показалось, что я смогу добиться чего-то уже за пределами Усть-Каменогорска.

По теме

Данэлия Тулешова исполнила кавер на песню Rihanna
Песня Дениса Тена появилась в Сети
Какая песня набрала миллиард просмотров на YouTube?
Это Казахстан, детка: Nazima выпустила клип на песню про Шымкент
Теги:
продюсер, музыкант, музыка, Бари Алибасов, Казахстан
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik