12:00 17 Августа 2017
Прямой эфир
Деньги в банке, архивное фото

Эксперт: спасение банков в Казахстане идет по сценарию Салтыкова-Щедрина

© AFP / RODRIGO ARANGUA
Экономика
Получить короткую ссылку
Дмитрий Покидаев
42051

Февральское решение правительства о капитализации фонда стрессовых активов делает спасение банков государством "бизнес-моделью" казахстанского финсектора

Директор центра прикладных исследований "Талап" Рахим Ошакбаев убежден, что государство, во второй раз вливая в банки бюджетные деньги, дает рынку достаточно негативный сигнал о том, что готово решать проблемы финсектора себе в ущерб бессчетное количество раз.

На этот раз решение проблем банков предполагается опосредованным – через Фонд проблемных кредитов, на капитализацию которого правительство выделит в этом году 2 триллиона тенге или около шести миллиардов долларов. Предполагается, что на эту сумму будут выкуплены проблемные активы банков, что позволит им далее работать без проблем. Однако у экспертов это решение вызывает множество вопросов, главный из которых, вспоминая песню группы "Наутилус Помпилиус": насколько вечной будет музыка спасения банков государством в Казахстане?

По сценарию Салтыкова-Щедрина: через сто лет – снова "пьют и воруют"

В упомянутой выше песне утверждалось, что музыка может быть вечной, если в магнитофоне заменить батарейки: директор центра прикладных исследований "Талап" Рахим Ошакбаев также опасается, что практика спасения государством наплодивших проблемные кредиты банков может стать национальной бизнес-моделью казахстанского финансового сектора.

"Сумма на оздоровление выделена немалая – свыше 2 триллионов тенге, но мы не должны забывать, что, по сути, это второе спасение банков (в рамках антикризисных мер правительства в 2008-10 годах за счет выделения денег из Нацфонда банки уже однажды "спасались" за счет государства – прим. авт.) – и вот мы снова вынуждены его спасать, — говорит Рахим Ошакбаев. — В чем проблема? Как любит цитировать Эйнштейна господин Перуашев (мажилисмен Азат Перуашев – прим.авт.): "Это безумие: все время делать одно и то же – и ожидать, что получится другой результат", — замечает он.

Сам глава центра прикладных исследований считает, что к ситуации со спасением наших банков за счет то Нацфонда, то бюджета больше подходят цитаты из русского сатирика 19 столетия Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина. "Есть великий русский прогнозист – Салтыков-Щедрин, который говорил про Россию: "Разбудите меня через сто лет и спросите – что делается с Россией: пьют и воруют". Как минимум в отношении "воруют" он оказался прав: здесь тоже можно сказать в отношении нашей банковской системы, что будет с ней через пять–десять лет. Скорее всего, ее будут спасать снова", — констатирует Ошакбаев.

Отвечать за ошибки должны и банки, и вкладчики

Жизнь банковской системы Казахстана по лекалам Михаила Евграфовича случилась, по мнению эксперта, потому, что государство "не отрефлексировало и не исправило свои ошибки", приведшие к необходимости первого спасения банков. К таковым Ошакбаев относит слабость надзора за банками и отсутствие у этого надзора достаточной степени независимости.

"Очень высокая переговорная сила банков, о которой даже президент вынужден говорить, — замечает эксперт. — В феврале этого года на расширенном заседании правительства глава государства вынужден был сделать замечание акционерам банков в отношении того, чтобы они не оказывали давления на Национальный банк и не мешали ему осуществлять свою работу", — напоминает он.

В результате, по его мнению, вместо наказания виновных в возникновении проблем у банков (а наказание должно быть, по мнению Ошакбаева, финансовым) и усиления надзора за банками государство порождает "моральную проблему плохого примера".

"Мы поощряем бизнес-модель, которая заключается в том, что можно безнаказанно делать убытки, а потом отдавать их государству, проводить национализацию убытков, — констатирует эксперт. – И если это прокатило в 2008-2012 годах, если это повторяется сейчас, где шансы того, что это нельзя повторить в 2020-м, 2022 году?".

Выход из этой "бизнес-модели" Ошакбаев видит в том, что государство должно четко сказать − при возникновении проблем финансовое наказание должны нести сами банки (тут – как минимум финансовое, но не исключая и уголовного) и кредиторы банков (тут – только финансовое).

"Потому что по-другому это стимулирует то же безответственное финансовое поведение: поднялся шум по какому-то банку — и все кинулись его спасать. Но подождите, по закону государством гарантировано восстановление лишь 5 миллионов тенге по депозитам, остальные  должны понести наказание. Как ни цинично звучит, тогда станут люди и субъекты начнут смотреть на финансовую отчетность банков, в которые они вкладываются, а сейчас очень здорово – вести себя безответственно и перекладывать проблемы на Нацбанк и на Нацфонд", — замечает Ошакбаев.

Почему пациент сопротивляется своему счастью?

Проблема с выделением государственных денег на спасение финсектора усугубляется еще и тем, что, по мнению Ошакбаева, сейчас никто в стране не знает, сколько у наших банков проблемных кредитов. Соответственно, никто не может ответить на вопрос – выделение 2 триллионов тенге полностью очистит банковский сектор? Или останутся некоторые злокачественные опухоли, которые через время начнут давать метастазы – и банки снова потребуют денег на лечение. При этом проводить комплексное обследование своих болячек здесь и сейчас больные упорно не желают.

"Если мы говорим об оздоровлении, то мы должны реально признать ситуацию, какой она есть, — говорит Ошакбаев. — В ноябре 2015 года глава государства поставил задачу провести стресс-тестирование всех субъектов банковского сектора на предмет неработающих кредитов, по его результатам надо принять меры по их признанию и списанию, банки, не сумевшие решить проблему капитализации, должны уходить из финансовой системы. Ключевое политическое решение принято, есть политическая воля, осталось ее реализовать", — напоминает он.

Сказано это было 30 ноября 2015 года, в мае 2016 года глава Нацбанка Данияр Акишев сказал, что его ведомство планирует провести стресс-тестирование банковского сектора на предмет неработающих кредитов, независимую оценку качества ссудного портфеля. Затем заместитель председателя Национального банка Олег Смоляков дал интервью, в котором признал, что существующая официальная статистика не отражает реального качества портфеля, нужна независимая оценка активов, дабы "честно признать количество неработающих займов".

"Таким образом, даже надзорный орган в настоящее время понимает, что официальная статистика не отражает реальную ситуацию с качеством ссудного портфеля. То есть каков масштаб проблемы – 2 триллиона, 3 триллиона, 4 триллиона тенге? – комментирует глава центра прикладных исследований. — Всегда мы надеялись, что Нацбанк как регулятор, возможно, из каких-то своих соображений не показывает полную картину, но в целом владеет ситуацией достаточно точно. Но вот одна из дискуссий показала, что банки в первичной своей отчетности, к сожалению, не дают Нацбанку информации по замещающим кредитам", — заметил он.

Замещающий кредит – это когда ваш должник, который не может расплатиться и портит вам статистику, получает от вас новый заем – на погашение прежнего: новый кредит будет считаться при этом не проблемным.

"Соответственно, мы имеем как минимум два искажения – мы не видим, что этот заем на самом деле проблемный, что заемщик, по сути, неплатежеспособен, и он не может его вернуть, и банк второго уровня его преднамеренно скрывает, — констатирует эксперт. — И второе искажение – это то, что этот заем мы видим в статистике выданных займов − и говорим: "Кредитование в стране не сильно падает". Но какая на самом деле часть из новых кредитов приходится на замещающие — непонятно. И мне кажется, это важно понимать если не широкой общественности, то Нацбанку, Администрации президента, партии "Нур Отан". Но боюсь, что эта информация в настоящее время неизвестна, подтверждением чему является затягивание стресс-тестирования", — добавляет он.

Банковское лобби должно сблизить Кабмин и Нацбанк

Эксперт напоминает, что прошло полтора года со времени поручения главы государства, но в настоящий момент стресс-тестирование не проведено. "Не проведено, как я понимаю, из-за очень активного, деятельного и успешного сопротивления банков второго уровня. Ключевой аргумент их − "это не имеет смысла", по их мнению, "это потеря времени и денег", "Нацбанк и так все знает". Но, мне кажется, уже очевидно, что никто в стране, получается, не знает, какое качество ссудного портфеля", — отмечает Ошакбаев.

В итоге остается надеяться, что стресс-тестирование с последующим за ним восстановлением истинной картины качества ссудного портфеля будет проведено все же в самое ближайшее время. Иначе правительство, запланировавшее на капитализацию Фонда проблемных кредитов 2 триллиона тенге, в последующем может ждать сюрпризы в виде необходимости увеличения этой суммы на несколько миллиардов (миллионов или триллионов тенге) в последующие годы. На основе реальной оценки качества ссудных портфелей наших банков.

И здесь, кстати, оно должно быть солидарно с Нацбанком в борьбе с банковским сопротивлением, потому что вряд ли тому же Минфину захочется в пожарном порядке изыскивать дополнительные средства после того, как картина с "токсичными" кредитами и займами более или менее прояснится. Все это, разумеется, возможно только в том случае, если в самом правительстве на ключевых позициях не находятся люди, прямо или опосредованно не заинтересованные в продолжении хранения "банковской тайны" о реальных объемах проблемных кредитов.

Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Водитель

    Правительства Армении и России проведут совместные консультации по вопросу обоюдного признания водительских прав.

  • Разрушенный в результате взрыва на газозаправочной станции жилой дом, находившийся от нее в 20 метрах

    В результате взрыва на газозаправочной станции в Батуми тяжело пострадали два человека, сгорели несколько домов.

  • Подвижной состав на путях

    Предстоящая встреча историков России и Литвы взволновала латышских националистов: за российские грузы придется платить латвийской историей, полагают они.

  • Министр обороны Литвы Раймундас Кароблис, архивное фото

    Министр обороны Литвы заявил, что не считает российско-белорусские учения "Запад-2017" угрозой, но не исключает ошибок организаторов или локальных провокаций.

  • Дорин Киртоакэ

    Бывший мэр Кишинева прокомментировал предложение назвать его именем улицу вблизи дурно пахнущей очистной станции.

  • Парк Таммсааре в Таллинне

    К столетнему юбилею Эстонии власти Таллина планируют восстановить старинную Рыночную площадь.