01:13 21 Августа 2019
Прямой эфир
  • USD386.91
  • EUR428.81
  • RUB5.79
Кайрат Ахметов

Инновационные тернии: как казахстанский стартап привлек 75 стран

© Sputnik / Сергей Ким
Экономика
Получить короткую ссылку
188260

Авторы успешного стартапа Nommi рассказали каково это - заниматься инновациями в Казахстане

АСТАНА, 24 янв — Sputnik, Сергей Ким. Слово "стартап" заметно девальвировано. Его мы слышим часто, но вживую отечественных цукербергов мало кто видел – то ли еще не родившийся, то ли уже вымирающий вид креативной молодежи, растущей на неподкормленной почве вдали от Кремниевой долины и даже белорусского парка высоких технологий.

Да и про роутер Nommi вы вряд ли слышали, а у него, между прочим, высокие шансы завоевать глобальный рынок и обернуться реальной историей успеха: еще до производства создатели продали устройств почти на 100 тысяч долларов и не собираются останавливаться на достигнутом.

Если вкратце: мобильный роутер Nommi готов обеспечивать путешественника, приехавшего в любую из 150 стран мира дешевым интернетом, забирая траффик у операторов сотовой связи либо из бесплатных Wi-Fi-сетей.

Sputnik Казахстан поинтересовался у создателей стартапа — Кайрата Ахметова и Алены Ткаченко — о том, как им удалось одержать первую маленькую, но значимую победу, и о сложностях, с которыми они сталкиваются в стране, где "стартап" популярный, но не очень понятный для многих термин, а меры государственной поддержки инноваций могут и вдохновить, и разочаровать.

Алена Ткаченко
© Sputnik / Сергей Ким
Алена Ткаченко

Пароль цифровому кочевнику

Беседу мы начали с Аленой, которая занимается продвижением продукта на рынке.

"Nommi – это роутер для современных цифровых кочевников, которые хотят быть на связи, где бы они не оказались – дома, за рубежом в деловой поездке", — рассказывает она.

В небольшом "шестиместном" офисе на одном из столов лежат вырезанные из пеноплекса макеты и их пластиковые воплощения – в них угадываются очертания будущего устройства.

"Мы фокусируемся на простоте доступа к интернету, — продолжает Алена. — Несмотря на то, что 15-20 лет технология Wi-Fi существует, вы все равно вручную выбираете, к какой сети подключиться, вы все равно спрашиваете пароль у официанта в кафе. Бывает, что вы забываете переключиться на Wi-Fi и тратите свой 4G-траффик на просмотр фильма, вы до сих пор, приезжая в чужую страну, засовываете в телефон кусок пластика, потому что "так принято", хотя, технологически, уже существуют решения, позволяющие не менять сим-карту. Мы комбинируем решение на уровне телекома, с другой стороны – на уровне "железа", и на уровне софта".

Кайрат и Алена познакомились в 2015 году. Вскоре появилась общая идея облегчить жизнь путешественников, которые не хотят по приезду стоять в очереди за сим-картами и заполнять длинные формы, чтобы их приобрести. Кроме того, месячные пакеты операторов связи, включающие доступ к интернету, могут бить по карману – командированным на пару дней сотрудникам он просто ни к чему, они продолжают пользоваться дорогим роумингом. К беседе подключается Кайрат, отвечающий за техническую начинку и организацию работы роутера.

"Сим-карты – это, по сути, логин и пароль к сотовой сети. Когда вы прилетаете в какую-то страну, стоите в очереди, заполняете формы и вам дают симку – вы делаете это для получения логина и пароля к сети. Идея виртуальных сим-карт, а мы не первые, кто ее сгенерировал, уже несколько лет на рынке есть устройства с виртуальными симками – Ipad года 3 продаются с возможностью работать без симки с американскими сотовыми сетями. Что мы сделали с виртуальной симкой: вы один раз заполняете данные, привязываете кредитную карту, и когда вы прилетаете в новую страну, устройство понимает, что прилетело, например, в Англию, спрашивает, хотите ли вы подключить тариф, например 4 доллара в день за 500 мегабайт. Если вы согласны, оно списывает деньги с вашей кредитки, и предоставляет вам доступ к местной сети", — объясняет он.

Каким образом клиент избавляется от постоянного ввода паролей? Найденное решение изысканно: базы сотен тысяч паролей от сетей Wi-Fi в разных странах уже существуют – они хранятся на разных специализированных форумах.

Кроме того, создатели Nommi предлагают клиентам активно пополнять эту базу в обмен на бесплатный интернет-траффик. Что касается мобильного траффика, по сути, компания намерена покупать его и перепродавать владельцам устройств. Даже учитывая стоимость с надбавкой, в расчете на несколько дней выходит от восьми раз дешевле, чем интернет через роуминг. В странах с большим присутствием клиентов, скорее всего, будут заключены прямые контракты с мобильными операторами – а это сулит еще более дешевый интернет.

"Nommi хранит пароли и делают все за вас, и ваш ноутбук или смартфон постоянно подключен к сети. При этом, когда пользователь добавляет свои корпоративные или домашние сети, есть "галочка" – с ее помощью публичные сети отделяются от домашних, то есть никто не раздаст свой пароль кому бы то ни было", — рассказывает Кайрат.

Оправданные ожидания

Почти год Кайрат и Алена тестировали разные варианты роутеров, занимаясь прокатом для корпоративных и частных клиентов, например, во время Универсиады, на ЭКСПО. Так происходила шлифовка идеи собственного устройства. Идеей сыт не будешь — стартаперам нужны были деньги. В начале 2017 года они задумались о выходе на глобальную краудфандинговую площадку.

Краудфандинг – это система привлечения финансирования, основанная на добровольных взносах. В данном случае клиенты, заинтересованные в покупке еще не собранных устройств, делали предзаказы, оплачивая покупку за полгода вперед. Краудфандинговая кампания на базе Indiegogo началась в декабре 2017 года. К середине января ее главная часть была завершена с успехом: если до запуска "предзаказов" планировалось собрать 25 тысяч долларов, на деле собрали 92 тысячи. Таким образом, ожидания превышены на 370%.

Реальная география предварительных продаж, кажется, удивила даже самих создателей роутера.

Кто покупал устройство? Треть из проданной тысячи Nommi купили в США. Далее, по убыванию: Сингапур, Казахстан, Германия, Австралия, Канада, Великобритания, Гонконг, Швейцария, Малайзия… Пользователи из 75 стран оценили новинку как полезную и проголосовали рублем.

"Клиентам мы обещали отправить первые устройства в июне. Клиенты покупали их с 50-процентной скидкой. В краудфандинге их даже не называют "клиентами", их называют "бейкеры", те, кто поддерживают, идут на риск. И это тоже нас греет, и подает пример остальным командам из Казахстана – делать международные проекты", — говорит Кайрат.

Интересно, но создатели Nommi очень рады тому, что Казахстан не лидер продаж. Это доказало: на рынках других стран, где нет кредита доверия "cвоим", устройство нравится.

Макет Nommi
© Sputnik / Сергей Ким
Макеты Nommi

Почему Nommi не в ПИТ "Алатау"

Беседуя с Кайратом Ахметовым, незаметно перехожу к темам злободневным.

- У вас нет опасений, что в случае успеха вашего устройства расторопные китайцы, у которых процессы "идея-выход на рынок" все-таки налажены лучше, чем у нас, могут перехватить инициативу с вашей идеей?

- Всегда есть такой риск с китайцами. Но Nommi сочетает в себе три направления: дизайн, телеком-составляющая и программное обеспечение: управление Wi-Fi, мобильное приложение для пользователей. Именно сочетание этих трех вещей китайцам сложнее скопировать, чем просто селфи-палку. Был яркий пример на краудфандинге: человек придумал интересную селфи-палку, но пока он занимался этой кампанией, только ее закончил, на Aliexpress начали уже продавать такую же вещь. Но сложное устройство гораздо сложнее скопировать. При этом нет стопроцентной гарантии, что мы завтра не увидим устройства с похожим дизайном и названием.

- Устройства будут дорабатываться?

— Нет, они будут готовыми, но мы будем обновлять прошивку.

- Хорошо, у вас есть почти тысяча бейкеров (клиенты, пришедшие через краудфандинг – прим.). Какие дальнейшие планы?

- Планируем запустить производство в июне на 5 тысяч экземпляров – будем продолжать продавать онлайн.

- Какого количества проданных устройств вам будет достаточно для выхода на стабильный чистый доход от перепродажи трафика?

— Пять тысяч – комфортная цифра.

- Это количество роутеров вы хотите продать за какой промежуток времени?

— У нас есть полгода, чтобы реализовать эти пять тысяч. Мы за месяц продали 1 000 штук, которые будут произведены только через полгода, и верим в то, что ближе к времени выхода "на прилавок" покупать будут еще охотнее.

- В Казахстане страшно браться за стартапы?

— У меня большой опыт работы с нашими чиновниками.

- Я так понимаю, это отдельная тема для разговора?

- Я занимаюсь 12 лет IT-бизнесом в Казахстане, почти сразу после окончания университета. У нас в Астане есть большая компания, я делал разные стартапы, во всех почти программах акселерации участвовал, выигрывал гранты, побеждал в конкурсах – я о всех этих мерах господдержки… и эти стартапы не взлетели.

- Дело в самих идеях либо в государственной поддержке?

— Конечно, инструменты, которые были на бумаге, зарождались в правительстве, я верю, их искренне хотели делать хорошо. Но когда это спускалось на уровень реализации поддержки инновационных проектов, они не отрабатывались на уровне чиновников. "Я бюджет не успел подписать, поэтому, ребята, гранты получите через полгода". Ну что против скажешь? Он же чиновник.

- Это характеризует отношение наших чиновников к поддержке стартапов?

- С другой стороны, приходит понимание того, что, может быть, и не надо было во всем этом участвовать. Какой-то опыт я получил, конечно. Но то, что я извлек для себя – мне нужен сооснователь, как Алена…

- Но вы поняли, что путь, предложенный государством, не тот, за который стоит хвататься?

— Это точно не первое, за что надо хвататься. Сильные ростки – они и в пустыне прорастут. С другой стороны, государственная поддержка, в целом, нужна. Я верю в то, что та команда, которая пришла, именно в той конфигурации – вице-премьер Аскар Жумагалиев, отвечающий за цифровизацию, в том числе, очевидно, за инновации, мы чувствуем их интерес к Nommi. Они нас приглашали в Астану поговорить, глава холдинга "Зерде" Руслан Есенбаев, сделал предзаказ на наше устройство до того, как я попросил его это сделать. Те, кто сейчас работают над инновациями в правительстве, болеют за это, делать. Но они не обязаны все наши проблемы решить.

- Государственная поддержка, на ваш взгляд, сейчас в Казахстане достаточна или нет?

- Она еще будет. Потому что программа "Цифровой Казахстан" принята. Теперь люди осознали конкуренцию юрисдикций. Если казахстанским стартапам не предоставить грамотные условия, они в Белоруссию переедут или в Россию.

- Случаи были?

— Были. Smart Satu (система онлайн заказов – прим.) переехал. Это просто может выйти из-под контроля – наши казахстанские ребята могут просто уезжать работать в Белоруссию, потому что она создает условия для компаний.

- Почему вы не зашли с вашим проектом в ПИТ "Алатау"?

— Есть проблемы. Даже президент уже критиковал, это уже не секрет, что нужно там что-то менять.

- Но вы пытались туда попасть?

— У меня компания "Коркем телеком" – мы с 2011 года состоим в ПИТ "Алатау", и ни одной нормальной льготы мы не получили. Они очень тяжело работают. Даже место не арендовали. Туда просто тяжело доехать. Туда нужно было перенести университет (о Казахском национальном исследовательском техническом университете им. Сатпаева, в народе "Политех" – прим.) – то, что нужно было сделать много лет назад. Сдать существующие площади в Алматы в аренду и перенести университет. Еще много чего надо было сделать.

Теги:
Nommi, Алена Ткаченко, Кайрат Ахметов, Казахстан
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik