01:48 23 Августа 2019
Прямой эфир
  • USD386.04
  • EUR427.77
  • RUB5.88
Железнодорожные пути, архивное фото

Наука, которой нет в Казахстане: кто ответит, если "Нурлы жол" провалится

© Sputnik / Игорь Онучин
Экономика
Получить короткую ссылку
18801170

Казахстан мечтает стать крупнейшим транзитным хабом Центрально-Азиатского региона, но при этом забыл, что транспорт – тоже наука

АСТАНА, 3 мар — Sputnik, Катерина Клеменкова. Казахстан расположился на огромной территории между Россией и Китаем и, хотя не имеет выхода к морю, занимает ключевую геостратегическую позицию.

Чтобы стать крупнейшим транспортно-логистическим хабом, у Казахстана есть практически все, кроме… науки. В интервью Sputnik Казахстан ректор КазАТК (Казахская академия транспорта и коммуникаций имени М. Тынышпаева) Бакытжан Куанышев и исполнительный директор по научной работе Ибраев Бейбит рассказали о науке, которой в Казахстане нет.

"Редакцией Sputnik Казахстан поднимался ряд острых вопросов, связанных с положением науки в Казахстане. Своим мнением в интервью поделился президент AlmaU Асылбек Кожахметов. КазАТК также намерен выразить свое мнение по данному вопросу", − с этих слов собеседников и началась наша беседа с Бакытжаном Куанышевым и Бейбитом Ибраевым.

- Ваша академия получила мало грантовых денег или не получила вообще?

- Из нашей академии в этот раз никто не участвовал в конкурсе. Раньше попытки предпринимались, но наши заявки постоянно отклоняли, поэтому решили больше не участвовать в конкурсе и не скандалить из-за объективности или необъективности распределения госсредств.

Субсидиями от государства мы в академии покрываем 0% своего бюджета. Бюджет зарабатываем сами — аккредитовали лаборатории по поручению акционера (АО "НК "КТЖ" является 100% акционером КазАТК – прим.) в различных направлениях — от энергоаудита и энергоэффективности до испытания железнодорожного пути и искусственных сооружений. Научные сотрудники и профессорско-преподавательский состав, работая в этих лабораториях, зарабатывают дополнительные деньги для себя и академии.

- Тогда что же не устраивает?

— В науке Казахстана сейчас нет понятия "транспорт". В рамках грантового финансирования научных разработок отсутствует раздел "Транспорт" как отдельный сектор экономики. Это, в общем-то, нонсенс.

Конечно, транспортная наука носит прикладной характер, не фундаментальный, но, если мы хотим развиваться, если хотим успешно реализовать государственную программу "Нурлы жол" (предусматривает создание транспортно-логистической инфраструктуры — ред.), если хотим стать мощным транспортным коридором в направлении "Восток–Запад", если хотим составить настоящую конкуренцию морю, тогда нам очень нужна транспортная наука, нужно решать оптимизационные транспортные задачи.

- В Казахстане нет науки и нет ученых, решающих задачи транспортной отрасли, я правильно поняла?

— Чтобы было понятно, в каком положении мы сегодня находимся, достаточно сказать, что наша Казахская академия транспорта и коммуникаций была основана в 1931 году – даже в годы Голодомора думали о кадрах, а сейчас не думают.

За годы независимости и процветания было написано огромное количество различных диссертаций, но серьезных научно-исследовательских работ, как и серьезных ученых — единицы.

Те исследователи транспортной науки, которые были подготовлены в советское время, уходят, а молодежь в науку не идет. Да и куда идти?

На сегодняшний день научно-исследовательских подразделений по транспорту, можно сказать, нет. В последние годы наша академия занимается научными разработками и внедрением новых технологий в транспортную отрасль, но для такой огромной страны как Казахстан с такой масштабной программой как "Нурлы жол" — это капля в море.

- То есть все плохо, даже если сравнивать с годами Голодомора?

— Нельзя сказать, что все плохо, тем более в сравнении с трудными годами. Но та система подготовки научных кадров, которая была в советское время, однозначно потеряна. Старые кадры уходят, нужны новые люди, а их практически нет.

Транспортная отрасль слишком долгое время не получала достойных специалистов, поэтому получился разрыв поколений. Нет преемственности и связи, но есть непонимание и конфликты.

Сейчас происходят очень непростые процессы формирования научного сообщества совершенно нового формата и содержания. Молодежи приходится считаться с устаревшими стереотипами, такими как погоня за мнимыми академическими регалиями и несчетным количеством бесполезных публикаций по требованиям министерства образования и науки.

На сегодняшний день роль современного ученого – это публикация статей в престижных научных журналах, а не реальные научные результаты. Но ведь так же быть не должно.

Наука должна давать пользу производству. Знания, которые мы даем, должны быть "заточены" под рынок труда. А у нас показатели инновационной деятельности и коммерциализации технологий одни из самых низких в мире.

- Как получилось так, что транспортная наука Казахстану оказалась ненужной?

- Раньше республиканский железнодорожный транспорт напрямую подчинялся Москве и АлИИТ (Алма-Атинский институт инженеров железнодорожного транспорта, ныне КазАТК). С обретением суверенитета связь была разорвана и научное направление потеряно. Сейчас над научным направлением в транспорте просто никто из Минобразования, Академии наук просто не думают.

Для подготовки ученых ежегодно в республике выделяются в среднем 1-2 образовательных заказа по транспортным специальностям. А, например, по специальности "Транспортное строительство" в республике за последние 8 лет не выделено ни одного образовательного заказа по подготовке докторов PhD.

Мы уже устали ждать государственных грантов, в течение последних пяти лет наша Академия направляет талантливых молодых ученых из числа преподавателей и обучающихся в магистратуру, аспирантуру и докторантуру в ведущие транспортные и технические вузы Европы и России за свой счет, из средств научно-исследовательских проектов.

Надеемся, что финансирование молодых ученых позволит повысить уровень и качество вузовской науки и обеспечит соответствие ВУЗов высоким квалификационным требованиям при международной аккредитации.

Кен Алибек: наука в Казахстане умрет в муках >>

- Главная проблема казахстанской науки – безденежье? Если дадут денег – будет наука?

— Главная проблема — хроническая нехватка научных кадров и утечка мозгов. Конечно, нужно выделять больше средств на обучение молодых ученых, необходимо увеличить транспортные специальности по программе "Болашак". Хотя важнее, наверное, другое — должен быть выше статус научного сотрудника. Иначе не сохранить кадры, не поднять планку научной школы, не выиграть в жесткой конкурентной борьбе с развитыми странами.

А пока же качество образования в Казахстане с каждым годом только падает. Математическая школьная база становится все хуже — мы получаем неплохих ребят, но с очень слабой математической школьной подготовкой. Чтобы их подтянуть, были вынуждены на первом курсе вводить дополнительные занятия по высшей математике и физике. Оплачиваем дополнительные часы преподавателей, а ведь все это должны были подготовить для нас в школе.

Кто из казахстанских ученых замечен в плагиате >>

- Понятно, что мы безнадежно отстаем от развитого Запада, а если сравнить с соседями – Россией и Китаем?

Студенты Назарбаев Университета
© Photo : Официальный аккаунт Назарбаев Университета в Facebook
- Уровень китайских ученых очень высокий. Чтобы у нас было такое высокоскоростное движение, как в Китае, нужно достаточное количество грамотных инженеров и научных специалистов, которые могли бы это сделать.

Цифрами не владею, но объемы научных исследований, о которых нам рассказывали китайские коллеги, переваливают 10 миллиардов юаней. В самом Китае только транспортной железнодорожной наукой занимаются порядка 10-15 институтов – это только по ж/д транспорту. А есть еще морской, авиационный, автомобильный.

В России тоже очень серьезная научно-исследовательская база и научно-исследовательский потенциал. К слову, наших талантливых студентов мы в основном отправляем на обучение в российские вузы, европейские нормативы очень сильно отличаются от наших за счет различия в колее (1520 мм в СНГ и 1435 мм в Европе и Китае).

- А сколько студентов по транспортным специальностям ежегодно выпускаются?

— Много. Сейчас в более 40 вузов готовят специалистов по транспортным специальностям. В год, ориентировочно, выпускается около 9-10 тысяч выпускников, при годовой потребности кадров 600-800 человек. Бывшие педагогические институты, которые ныне стали региональными университетами, обучают транспортным специальностям.

В СССР было 32 железные дороги и 16 институтов – 1 институт на 2 дороги. АлИИТ в свое время готовил кадры для трех дорог.

- Десять тысяч выпускников – но в науку они не идут и трудоустроиться по специальности тоже не могут. Какая-то нелогичная ситуация получается.

- А большинство из них и не может пойти в науку, потому что подготовка слабая. Многие вузы просто штампуют дипломы. И это тоже проблема.

Другая проблема, о которой я уже говорил – отсутствие достаточного финансирования. Из четырех транспортных специальностей самая тяжелая — это транспортное строительство. Это специалист, который занимается железнодорожными путями, мостами и тоннелями. За все время независимости по этой научной специальности не было выделено ни одного гранта. И вот, имея ежегодно десять тысяч дипломированных транспортников, чтобы построить метро нам, к большому сожалению, нужно привлекать иностранных специалистов.

Теги:
Нурлы жол, госпрограмма, финансирование, наука, КазАТК, Казахстан
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik