09:29 27 Мая 2018
Прямой эфир
Руководитель фонда Коргау Астана Анна Рыль

Драматичные истории приюта "Коргау", или Зачем женщины терпят тиранов

© Sputnik /
Персона
Получить короткую ссылку
521040

Руководитель фонда "Коргау Астана" Анна Рыль рассказала об "обратной стороне любви": домашнее насилие, кража невесты, психологический и экономический аспект жестокого обращения в семье. Как помочь женщинам, оказавшимся в беде? От чего страдают дети? И может ли мужчина-тиран превратиться в хорошего семьянина?

АСТАНА, 15 фев — Sputnik, Ксения Воронина. Больше 15 лет Анна Рыль и ее команда — фонд "Коргау Астана" — помогают женщинам, оказавшимся в беде, а также жертвам торговли людьми. А в прошлом году кризисный центр для женщин, подвергшихся бытовому насилию, открылся и в Шымкенте.

День у Анны расписан по минутам. В столичном кризисном центре полно людей, поток которых значительно вырос за последние несколько лет, работы прибавилось. Тем ценнее те полтора часа, что продлили встречу корреспондента Sputnik Казахстан с Анной Рыль, этой хрупкой внешне, но невероятно сильной женщиной, излучающей спокойствие и уверенность.

"Я никогда не сталкивалась с насилием в своей семье. У нас было не принято даже повышать голос. Возможно, поэтому наша семья посвятила себя помощи людям, оказавшимся в трудной ситуации. Те жуткие вещи, с которыми приходится сталкиваться в работе с кризисным центром — это все нелегко, и я всегда очень переживаю. Но и убеждаюсь в том, что мы действительно можем изменить ситуацию и не должны опускать руки", — говорит Анна.

Отметим, что ее мать — известный детский правозащитник, руководитель общественного фонда "Право" Ольга Рыль.

Как работает кризисный центр

- Анна, сейчас в центре очень много работы, с чем это связано? Чем вы занимаетесь сейчас?

- Достаточно большой объем работы сейчас, потому что у нас наработана большая база клиентов, которым мы помогли. И люди передают друг другу информацию по "сарафанному радио". Раньше в день было на 3-4 человека, иногда 5-6, сейчас каждый день приходят до 15 человек. Нагрузка увеличилась, но технически сейчас невозможно увеличить персонал.

У меня также как и раньше работают четыре сотрудника. Кроме того, надо обработать заявления, если необходимо восстановление документов, нужно подготовить письма, запросы, переговорить с госорганами.

Кроме того, мы расширяемся. Наша организация-партнер — общественный фонд "Право" — открыл филиалы в семи городах, а мы открыли приют в Шымкенте для женщин, подвергшихся бытовому насилию.

Руководитель фонда Коргау Астана Анна Рыль
© Sputnik /
Руководитель фонда "Коргау Астана" Анна Рыль

Сейчас мы занимается еще и получением финансирования на продолжение работы кризисного центра. Если НПО без приюта может работать на голом энтузиазме, то приюту или шелтеру необходимо помещение.

Нас спасает то, что в Астане у нас собственное помещение (которое Анна и ее семья купили на свои деньги – прим.). В Шымкенте помещение предоставляет дружественная нам организация. Но содержание персонала, питание, медицинские услуги, бытовые вопросы – все это требует денег, потому что содержание приюта обходится очень дорого.

- Где вы берете деньги? Удалось ли вам найти спонсоров?

- Когда мы говорим о спонсоре, я не имею в виду спонсора как "спонсора". Я 15 лет работаю и ни разу не встречала "спонсора" в виде организаций, которые бы пришли и сказали "Что вам необходимо? Давайте мы купим".

Возможно, это связано с нашей спецификой работы. Наша тема – женщины, подвергшиеся насилию, домашнему насилию, жертвы рабства. Им неохотно помогают. Но есть положительные моменты – помощь приходит от простых людей. Когда мы проводим какие-то акции, люди приносят свои вещи для человека, историю которого мы описываем в соцсетях.

В целом у нас два источника финансирования. Мы участвуем в государственном соцзаказе, иногда получаем международные гранты. На данный момент у нас нет иностранного финансирования. Но основной стабильный третий источник – это мы сами, я и моя семья. Все, что мы зарабатываем, мы вкладываем в наш приют.

В Шымкенте мы открыли шелтер, получив соцзаказ через управление труда и соцзащиты. Два года назад я участвовала в разработке стандартов для жертв бытового насилия, жертв торговли людьми. Благодаря им были выданы гранты 16 регионам для поддержки таких центров. Единственное, что внедрение стандартов идет не так быстро.

Чтобы работать в направлении по открытию кризисных центров, нужно дополнительное обучение как неправительственным организациям, так и самим госорганам. Потому что очень много вопросов, связанных с организацией и документацией.

Вопросов много, мы по ним работаем с регионами. Потому что я очень бы хотела, чтобы во всех регионах были открыты кризисные центры, чтобы это был не соцзаказ, а грант и желательно на три года.

Больше мигрантов – больше проблем

- Почему к вам стало обращаться больше людей? Стало больше насилия? Люди нашли в себе силы обращаться за помощью?

- Мне кажется, проблем стало больше. С одной стороны, о нас узнало больше людей. С другой стороны, к нам обращается очень много мигрантов после введения института прописки. Ведь мы помогаем не только женщинам.

Сейчас появилось понятие как привлечение к ответственности принимающей стороны. Когда мигрант приезжает на работу и совершает административное правонарушение, связанное с миграционным законодательством, привлекается не только сам нарушитель, но и человек, пригласивший его на работу. Зачастую работодатель не хочет платить штраф. И мигранту, который уже оплатил штраф, не выдают карточку на выезд до тех пор, пока он не приведет принимающую сторону. И мигрант никак повлиять на это не может. Сотрудники миграционной полиции и рады бы нам помочь, но тоже не могут.

Чтобы помочь им, мы принимающей стороной написали мою сотрудницу, на мне есть два административных штрафа. Был момент, когда принимающую сторону установить было невозможно, а мы помогали мужчине, который получил инфаркт, почти не ходил, находился в тяжелом состоянии. Чтобы помочь ему вернуться на родину, я выступила принимающей стороной, на меня наложили штраф и я лично его оплачивала. Потому что иногда мы не видим другой возможности помочь.

При отсутствии прописки человек не может получать медицинские и социальные услуги. И мы решаем это вопрос, прописывая людей у себя в центре. Чтобы восстановить документы и получить ИИН, тоже нужна прописка.

В прошлом году мы восстановили 126 документов в Астане. Это и дети, и взрослые. Многие жили без документов много лет.

В последние годы у нас есть тенденция, что среди жертв домашнего насилия у нас становится больше мигрантов и женщин-мигранток, вышедших замуж за граждан Казахстана. Потому что они находятся в уязвимом положении.

"Женщин истязают и после развода"

- Не раз говорилось о том, что в Казахстане законы хорошие, но они не работают. В прошлом году обсуждалось введение аналога "охранного ордера" для женщин, подвергшихся домашнему насилию, но сейчас об этом ничего не слышно.

- У нас есть аналог охранного ордера – защитное предписание. Но оно, действительно, не работает.

Как работает охранный ордер: если в семье произошел скандал, в европейских странах есть практика, когда выдается охранный ордер, и мужчина должен покинуть жилое помещение, даже если оно ему принадлежит, потому что он совершил насилие над женой.

В Казахстане иначе – жилье покидает женщина с детьми, спасаясь от него. И у полицейских нет никаких прав. Они не могут даже открыть дверь и помочь женщине забрать личные вещи и вещи детей. В Казахстане все это решается в гражданском порядке.

Чтобы вскрыть дверь, нужно решение суда. В приюте у нас была женщина, муж которой не отдавал даже школьные вещи детей, и мы с участковым не могли их забрать до решения суда. Участковые абсолютно бесправны в этом плане.

У нас есть "защитное предписание", но по факту оно не работает. Выписывается оно после профилактической беседы и говорит о том, что мужчина не имеет права приближаться к женщине.

Но при этом мужчина не выселяется. Если они живут в одной квартире, предписание никак не исполняется. Очень мало случаев, когда мужчину за нарушение защитного предписания привлекают к ответственности. Предписание не защищает женщину.

Очень часто такое предписание выписывается после развода, но мужчина продолжает приходить, скандалить, являться на работу к бывшей жене, отбирать личные вещи. За нарушение защитного предписания должно быть строгое наказание, а его нет.

- Какая-то ответственность предусмотрена за нарушение защитного предписания?

— Предусмотрен административный арест либо штраф. Сейчас государство старается не давать арестов и идет минимизация таких моментов, чаще всего выписывается штраф, и мужчина этот штраф оплачивает.

Кроме того, есть еще один момент. За курение в неположенном месте или выброшенный мимо урны мусор у нас предусмотрено наказание в виде ареста на 15 суток. Но за избиение женщины, когда она довела дело до суда и выиграла, муж получил наказание 2 суток, несмотря на то, что почти сутки ее избивал. Это не совсем честно.

С одной стороны, практика привлечения мужчин к административной ответственности улучшилась, но сроки арестов должны быть не меньше 15 суток. Мы бы хотели и 45 суток, чтобы мужчина точно знал, что арест он получит по полной. Потому что двое суток ничего не дают − мужчина отоспался, вышел обозленный.

А еще часть преступлений против женщин совершается именно в состоянии алкогольного опьянения. У нас нет культуры употребления алкоголя, пьют до тех пор, пока не потеряют контроль.

Полиция на стороне мужчин-тиранов

- Женщины рассказывают о том, что обращаться к участковым бесполезно. Что полицейские неохотно берутся за такие дела и стараются унизить женщину.

— У нас толерантное отношение к насилию в отношении женщин. Участковые часто на стороне не женщины, а мужчины. Мы сталкивались с тем, что участковые более лояльно относятся к судимому мужчине, избившему жену, чем к женщине. Наши женщины не заслуживают такого отношения.

Качество мужчин ухудшается

- На дворе XXI век, а домашнее насилие по-прежнему процветает. В чем вы видите причину?

- Есть одна нехорошая тенденция. У нас улучшается "качество" женщин – они становятся более современными, образованными, ухоженными. А "качество" мужчин ухудшается – становятся более инфантильными.

Мужчина себя не реализовывает, он становится более агрессивным в отношении женщины, более доминантным, требовательным к жене и детям. Это порождает недовольство женщин. Женщина недовольна мужчиной, который не зарабатывает, сидит дома, употребляет алкоголь.

А мужчине в ответ сказать нечего, и вместо того, чтобы работать над собой, он физически применяет насилие.

"У нас полно своих страшных историй"

- В России прогремело несколько резонансных дел. Когда мужчина в Липецкой области выложил в Интернет фотографии забитой до смерти жены, которая ранее обращалась с заявлением в полицию, но ей ничем не помогли. В Серпухове мужчина вывез жену в лес и отрубил ей руки и сейчас продолжает угрожать, находясь под следствием…

- У нас не меньше страшных случаев. Это Канат Садуов, который поджег свою жену-учительницу в Астане. Светлана Садуова два месяца прожила в государственном кризисном центре, а когда вышла, муж ее подкараулил, облил бензином и поджег. Она умерла в больнице, осталось четверо детей.

В Шымкенте у нас был страшный случай в июне прошлого года. Мужчина начал сожительствовать с девушкой. О судимости она узнала не сразу. Он стал пить, становился очень агрессивным. Однажды, будучи пьяным, он избил ее шваброй, душил – она уже находилась на седьмом месяце беременности. Поскольку она спрятала ножи, он сломал стеклянную дверь и пошел на нее с обломком стекла. Она пыталась сбежать от него, влезла на подоконник четвертого этажа, звала на помощь, пыталась спастись. Когда поняла, что не сможет, стала просить, чтобы он втянул ее обратно. Он не помог, смотрел, как она упала.

Она потеряла ребёнка, получила разрыв матки, тяжелейшие переломы ног и челюстей. Была в больнице два месяца и участковый не принял мер, потому что муж сказал, что она сама выпрыгнула из окна. Не стал выяснять, почему у нее на шее синяки, которые явно не были получены во время падения, а нанесены, когда ее душили.

Сейчас у нее неправильно срослась челюсть, она не может есть, похудела на 12 кг. К тому же муж приходил к ней и угрожал, обещал помочь с лечением, но грозил убить, если она напишет на него заявление.

В приюте была женщина, которая много лет была жертвой бытового насилия, и муж изнасиловал ее 12-летнюю дочь.

При этом я не могу сказать, что у нас все плохо. Такое ощущение, что население разделилось на две части. Одни понимают, что домашнее насилие – это плохо, стараются помочь. Целые семьи собирают одежду, продукты для женщины, которые оказались в трудной ситуации, стараются поддержать.

Есть другая часть населения, которая говорит: это традиции, так было всегда, женщины должны терпеть.

Почему женщины не уходят от тирана

- Жертвам домашнего насилия часто ставят в укор, что они могли уйти от мужчины и не допустить издевательств. Вы можете рассказать, почему женщины не могут уйти?

- В первую очередь, это экономические причины. Раньше, создавая семью, мужчина старался ее обеспечить.

Сейчас какая-то ненормальная тенденция: мужчины вместе со своими мамами стараются отобрать у женщины и детей все, даже то, что им не принадлежит. Например, женщина продает свою квартиру, чтобы купить семейное жилье, которое муж записывает на свою маму. В результате развода женщина остается без жилья и без средств.

Сталкиваемся с тем, что все расходы контролирует муж, в том числе забирает ее зарплату, выделяя ей мизерные суммы для покупки продуктов питания.

Почему не уходят сразу? В любых отношениях бывают разлады — супруги ссорятся, и даже если мужчина поднимал на женщину руку, после этого они мирятся, она его прощает. Потом появляются дети, и если положение ухудшается, женщине еще сложнее уйти, потому что идти бывает некуда, а заставить мужчину покинуть жилье, как я уже говорила, у нас нельзя.

К тому же давление со стороны родственников, требование соблюдать традиции и "сохранять семью ради детей".

Задержка развития и "трудные дети"

- Имеет ли смыслы "сохранять семью ради детей"?

- В семьях, где есть бытовое насилие, дети часто страдают нарушениями развития. Это связано со стрессом и с тем, что женщина подвергалась физическому насилию.

Влияет и атмосфера в семье. Девиантное поведение часто наблюдается у детей и подростков, в семьях которых отец бьет мать. Бывает, что не только бьют, но и насилуют на глазах у детей – особенно если отец в состоянии алкогольного опьянения.

Все это, конечно, негативно сказывается на ребенке.

Мы в прошлом году проводили исследование среди детей, которые попадали в наш кризисный центр. Опрашивали о том, что происходит в семье. Все дети рассказали, что видели сцены насилия. Детей в таких семьях, как правило, тоже бьют. Но до детей часто "не доходят руки" и взрослые не задумываются, что испытывает ребенок. Ребенок тоже не сможет справиться с тем, что с ним происходит. Это выливается в агрессию или другие реакции.

Мы поэтому сразу стали опрашивать и детей и стали просить участковых, чтобы привлекали отца за то, что он, например, выкрутил руку ребенку. И в одном из случаев удалось получить для мужчины административный арест на пять суток.

Есть ли жизнь после развода

- Многие женщины боятся уйти от домашнего тирана, потому что не видят для себя будущего.

— Но мы видим, что женщины после развода не пропадают. Да, первое время бывает очень тяжело, но, избавившись от постоянного насилия, побоев и угнетения, женщина получает возможность себя реализовать. Дети подрастают, она выходит на работу. У нас есть примеры, когда женщины становились очень успешными. Чего нельзя сказать о мужчинах.

Мужчины, видя, что у нее все хорошо, продолжают преследовать, скандалят, требуют, чтобы она вернулась. У нас есть много моментов, когда очень сложно обеспечить безопасность женщин после развода.

Мужчина считает, что может иметь право на получение секса от нее в любое время, приходит к ней на работу, манипулирует детьми. Опять же возвращаемся к тому, что охранное предписание не работает.

Более того, если мужчина преследует женщину, постоянно звонит ей на работу, поджидает у дома, и она обращается к участковому с просьбой о защитном предписании, ей говорят, что нет оснований – ведь мужчина не вступал с ней в физический контакт. А ведь она имеет право на то, чтобы он ее не преследовал.

- Что делать женщине? Судиться?

- У нас есть уголовная статья "Истязание". Если бытовое насилие повторилось больше двух раз, то это уже приравнивается к истязанию.

Истязание – это причинение психологического или физического насилия на протяжении длительного времени. То есть если мужчина продолжает неоднократно нарушать покой женщины, в его отношении можно возбудить уголовное дело. Но для этого женщина должна писать заявления. Следователи неохотно возбуждают эту статью, но добиться этого все-таки можно.

Женщины должны четко понимать – если мужчина ударил хоть раз, нужно пойти и написать заявление. Да, споры и ссоры случаются, люди могут выяснять отношения, но они должны делать это нормально – разговаривать, идти к психологу, а не драться.

Женщины не делают этого, пытаясь оправдать своего мужа: "Он вспылил, это я его довела – не приготовила вовремя обед, я ему посмела возразить".

Но это неправильный подход к себе. Надо четко понимать, что ты у себя одна, и если он в очередной раз ударит тебя, не рассчитав силу, ты можешь остаться инвалидом, можешь погибнуть. Твои дети будут никому не нужны. Поэтому, каждый раз, когда ты стала жертвой домашнего насилия – надо идти и писать заявление, неважно, кто это — отец, муж, свекор, свекровь.

Вот такой "Зың-зың"

- Отличаются ли проблемы женщины на севере и юге Казахстана?

- Отличаются. По нашему опыту, северные женщины более смелые, больше отстаивают свои права, чаще обращаются в полицию, случаев более жестокого обращения гораздо меньше. Но и сами мужчины менее доминантные, более спокойные по характеру.

Работая на юге, мы видим, что в городах дела обстоят не так плохо, а вот в поселках ситуация хуже. В поселках — один участковый, достаточно далеко врачи. Женщинам стыдно, не хотят жаловаться, потому что боятся осуждения со стороны соседей.

У нас были моменты, когда мы ездили по селам, встречались с женщинами, пострадавшим от избиения. Женщин били просто за то, что они выходили со двора.

Есть семьи с очень строгими правилами и иерархией. Всю зарплату отдают старшим родственникам, даже пособие на детей получает не мать, а свекровь. Женщине приходится выпрашивать деньги даже на памперсы, выстраивать отношения со взрослой женщиной, которая к ней часто не очень хорошо относится.

И физически женщины больше работают, тяжелые климатические условия, много детей. Женщина вынуждена многое терпеть. И вообще образ женщины такой, что она должна быть тихая, молчаливая, покорная.

Женщины меньше жалуются, но насилие носит там повсеместный характер. Хотя бы раз-другой каждая женщина подвергалась насилию.

Но есть и положительные моменты — современные мужчины на юге стали более прогрессивными и стараются оградить жену от негативного влияния, жить отдельно от родителей – и это сохраняет им семью.

Отмечу, что поведение наших мужчин не зависит от национальности – ментальность одна у всех.

Краденные невесты

- Приходилось ли вам помогать женщинам, которых украли замуж?

- На юге первые четыре девушки, которых мы принимали в кризисный центр, как раз вышли замуж не по своей воле. Когда мы приняли их свой центр, женщины родили в браке уже и четверых, и семерых детей. Их украли, когда им было по 20 лет, сейчас им уже 30.

У наших женщин есть какая-то потребность быть замужем. Когда их украли, они надеялись, что все хорошо сложится. Двое описывали свои ощущение, как "было интересно, весело", за ними никто не ухаживал, и они решили, почему бы нет, захватила подготовка к празднику.

Еще две женщины сказали, что они были против, но согласились с волей родителей, и возвращаться им было некуда. Одна из них жалела, что ей не дали доучиться и стать врачом, у второй был возлюбленный. Но женщины почему-то "покоряются судьбе", не сопротивляются, не ропщут.

- Тогда почему они оказались в кризисном центре?

- Они рассказали, что через несколько месяцев в семье началось насилие, которое приходилось терпеть годами. Когда открылся центр – они смогли уйти к нам.

Понимаете, мужчина не будет ценить то, что досталось ему таким образом. Если он может просто пойти и украсть невесту, то относиться к женщине он будет как к вещи.

Другой пример – на севере Казахстана я знаю девушку, которая работала в городе, имела высшее образование, и ее мать очень переживала, что она до сих пор не замужем в свои 26 лет. Когда дочь приехала навестить ее в поселок, мать договорилась со своей соседкой, что они "украдут" девушку и выдадут замуж за ее сына. Ему 30 лет, он не работает, хотя семья обеспеченная. Но когда ее попытались "украсть", девушка устроила скандал, отказалась выходить замуж по выбору мамы и заявила, что больше никогда не приедет в поселок.

Надежда есть

- Где самое тяжелое положение у женщин? На юге?

- Надо отдать должное акиматам Южно-Казахстанской области и Шымкента, они очень много делают сейчас. Они единственные в Казахстане открыли социальную службу поддержки населения, даже в поселках открывают соцслужбы.

Уральск, Семей раньше считались благополучными. Сейчас многие приезжие из сел этих регионов и рассказывают об ужасном положении женщин. Старшее поколение там не считает нужным вмешиваться, считают, что украсть девушку это нормально, избил – ничего страшного. При этом требуют не выносить сор из избы, потому что позор – хуже смерти. "Перед соседями стыдно" – это способствует замалчиванию.

Надо, чтобы государство помогало открывать в сельской местности социальные службы, чтобы там работал психолог.

- Выступая на одном из видеомостов в пресс-центре Sputnik Казахстан, вы говорили о необходимости психологической работы не только с жертвами домашнего насилия, но и с абьюзерами. А есть ли положительные примеры такого опыта?

- В Астане у нас трое мужчин после работы с психологом пересмотрели свое поведение и жизненные позиции. Стали лучше относиться к женщинам и сохранили семью. И именно в сохранении семьи была мотивация. Эти мужчины не понимали, что не устраивает их жен и почему их требования справедливы.

Один случай довольно нетипичный. К нам пришла женщина, которая сбежала от очень обеспеченного мужа, который ее не бил, но сил терпеть не было. А дело было в том, что семья жила со свекровью.

В огромной квартире со всеми удобствами женщине, у которой маленькие дети, не разрешалось включать стиральную машинку без мужа. Свекровь заставляла ее стирать вручную, целыми днями убирать и готовить. По вечерам, когда женщина пыталась пожаловаться мужу, его мать начинала жаловаться в ответ. В итоге женщина сбежала в кризисный центр.

Мужчина хотел вернуть жену. В виде эксперимента он даже попробовал прожить один день жизнью своей супруги, оставшись "на хозяйстве", и пришел в ужас. В итоге муж просил прощения.

Так что надежда есть.

Теги:
женщины, изнасилование, защита, фонд "Коргау Астана", Анна Рыль
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Авария на Формула 1 в Баку

    Даты проведения "Формулы-1" в Баку могут снова передвинуть – причиной может стать организация этапа гонок в Майами.

  • Утка с утятами, архивное фото

    В Гомеле утята чуть не угодили под колеса поворачивающего автомобиля, но благодаря помощи спасателя остались целыми и невредимыми.

  • Медея Ченгелия

    В день Последнего звонка в Министерстве образования Абхазии подвели итоги учебного года и рассказали об успехах будущих выпускников.

  • Встреча Премьер-министра РА Сержа Саргсяна и лидера оппозиционной фракции Елк Никола Пашиняна (22 апреля 2018). Гостиница Marriott Armenia, Ереван

    Экс-премьер Армении Серж Саргсян останется лидером Республиканской партии, вопрос смены председателя партии сейчас не обсуждается, заявили в РПА.

  • Ингури ГЭС

    Из-за аварии на Ингури ГЭС часть Тбилиси и другие регионы Грузии остались без электричества – как власти комментируют ситуацию?

  • Улица имени Джохара Дудаева

    "Объединение против нацизма" Латвии обратилось к председателю Рижской думы Нилу Ушакову с просьбой переименовать улицу Джохара Дудаева.

  • Дни уличной музыки в Вильнюсе

    До начала летнего сезона Литву посетило небывалое количество туристов – большинство путешественников приезжают из России и Беларуси.

  • Сильный град

    Комиссия по чрезвычайным ситуациям Молдовы решила, сколько денег будет потрачено на ликвидацию последствий ЧП и внештатных ситуаций.

  • Памятная церемония в Йыгевесте, посвященная 200-летию со дня смерти Барклая-де-Толли

    Эстонские чиновники и российские дипломаты почтили память русского полководца Михаила Барклая-де-Толли на церемонии у мавзолея генерал-фельдмаршала.