23:16 16 Августа 2017
Прямой эфир
Больница

Дело врачей в Алматы: осудили, но не посадили

© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Регионы
Получить короткую ссылку
208081

Четыре с половиной года около 15 следователей расследовали и закрывали дело о смерти девушки в БСНП после ДТП – это время названо "истечением срока давности"

АСТАНА, 16 мар — Sputnik, Сергей Ким. Приговор по делу четырехлетней давности прозвучал сегодня в Алмалинском районном суде Алматы. Безутешный отец Фархат Агишев с осени 2012 года пытался доказать, что его 21-летняя дочь Диляра, попавшая в больницу после страшной аварии, погибла, не получив своевременную медицинскую помощь. И у него это получилось, правда, только частично.

Виновны, но свободны

Осужденные — три врача Больницы скорой неотложной помощи Алматы, которые продолжают работать, некоторые, однако, поменяв учреждение. Медики заметно волновались — напряженно замерли, потупив взгляд. Стоять пришлось недолго: была оглашена только вводная и резолютивная части приговора.

"Суд постановил Сулейменова Жангельды Газизовича, Байниязова Марса Куандыковича, Бектурсинова Бахтияра Омиргалиевича признать виновными в совершении уголовного правонарушения, предусмотренного статьей 114 частью 4 УК РК (невыполнение или ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским и фармацевтическим работниками вследствие небрежного или недобросовестного отношения к ним, если это деяние повлекло причинение смерти лицу) и освободить от уголовной ответственности на основании статьи 71 УК РК ввиду истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности", — зачитала приговор судья.

В документе также отмечено, что меру пресечения — залог в отношении подсудимых − необходимо отменить немедленно, залоговое имущество, денежные средства возвратить залогодателям, гражданский иск потерпевшего Агишева о возмещения морального вреда удовлетворить частично, взыскать с подсудимых солидарно в пользу потерпевшего Агишева Фархата возмещение морального вреда в размере 2 миллионов 269 тысяч тенге.

Также судом вынесено частное постановление в адрес министерства здравоохранения по факту нарушения по несоставлению медицинской карты при поступлении Агишевой в БСНП 24 сентября 2012 года со стороны врачей и руководства БСНП.

Фархат Агишев, который на процессе вел себя оживленно и напористо, вдруг поник. Руки его выдавали эмоциональную тяжесть происходящего: пальцы начали трястись вместе со случайной бумагой в них. Каким-то грудным голосом после оглашения Агишев обратился к судье с вопросом.

— Я не совсем понял… То, что подсудимые признаны виновными по статье 114 части 4, дальше я не понял: они осуждены как виновные в совершении преступления?

– Разъясняю: в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом и Уголовным кодексом, статьей 71, они признаны виновными и освобождены от ответственности по нереабилитирующим основаниям — в связи с истечением срока давности. Срок давности по преступлениям небольшой тяжести составляет 2 года со дня совершения уголовного правонарушения.

— Понятно, — еле слышно произнес Агишев, глядя в стол.

Врачи остались явно недовольными приговором.

"Мы будем обжаловать, мы не боги, мы врачи. Мы делали все возможное. Мы все врачи высшей категории, мы все делали", — сказал Бахтияр Бектурсинов, когда корреспондент Sputnik Казахстан нагнал осужденных на выходе из здания суда.

Жангельды Сулейменов, Бахтияр Бектурсынов и Марс Байниязов на прошлом заседании, во время предоставленного последнего слова, призвали суд принять справедливое решение. Вину при этом никто из них не признал. Их общая точка зрения, которую ранее озвучила адвокат Гаухар Салимбаева: Диляра Агишева погибла от травм, несовместимых с жизнью, а медики не при чем.

Впрочем, приговором, и не только им, остался недоволен и отец погибшей.

"Приговор я буду обжаловать обязательно. Даже если бы судья вынесла самый строгий приговор по этой статье, потому что когда дело через год и четыре месяца было возбуждено по 114 статье, это со стороны следственных органов ДВД было брошено мне как "подарок". Планировали, что быстро это дело прекратится за отсутствием вины. Я хотел бы особо остановиться на словах судьи об истечении срока давности", — сказал уже взявший себя в руки Фархат Агишев.

Хождения Агишева

Отец погибшей в БСНП Диляры Агишевой сделал дело поиска виновных в смерти дочери смыслом своей жизни. И его рассказ — это повествование о сотнях страниц жалоб, о километрах, исхоженных от кабинетов к кабинетам, о десятках часов бесед с людьми, причастных к расследованию, о потраченных нервах. Четырьмя годами не жизни, а существования называет Агишев все это время.

И дело свое он не считает законченным. 

"Моя дочь умерла в больнице от внутрибрюшного кровотечения из-за бездействия врачей. Когда на протяжении долгого времени пытались установить, от чего она умерла, и проводили экспертизы, и несколько экспертиз были ложными, то следствие пошло по ложному пути. В настоящее время неважно, от какой именно травмы моя дочь умерла. Она умерла из-за бездействия врачей, бригады врачей дежурного покоя БСНП. (…) С 2:40 — времени прибытия в больницу, до 2:55 — когда ушла бригада "скорой", моя дочь лежала в коридоре приемного покоя и никто ей ничего не делал. Единственная процедура — фельдшер держала капельницу с физраствором", — рассказал мужчина.

По словам Агишева, ему непонятны слова судьи об истечении срока давности. Отец погибшей рассказал, что уголовное дело было возбуждено только 13 февраля 2014 года, то есть через год и четыре месяца после произошедшего. Затем сменились два следователя, оба прекратили дело "в связи с невозможностью установить виновных".

18 мая 2015 года Агишев обратился в Генеральную прокуратуру, тогда дело было передано в следственный департамент МВД по городу Алматы. Расследование затянулось еще на три месяца. Генеральный прокурор поручил передать дело в Агентство по делам госслужбы и противодействию коррупции, где им занимались до середины декабря 2015 года. В середине декабря дело снова было прекращено.

"12 января 2016 года они пришли к моей жене на работу, пытались ее убедить в том, что отсутствует какой-либо состав преступления и что смысла нет", — вспоминает Агишев.

Мужчина второй раз пошел на прием к руководителю Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции Кожамжарову и сообщил ему о препятствии расследованию преступлений. Тогда очередной следователь был отстранен, назначена следственно-оперативная группа агентства.

Однако, по словам Агишева, и этот следователь препятствовал логическому финалу, в результате чего тоже был отстранен.

Новый следователь занимался делом еще несколько месяцев и 19 сентября предъявил обвинение по статье 114 часть 4, которое в настоящее время в суде рассматривалось.

"Вот так прошли четыре с половиной года. То, что судья говорила "по истечению срока давности", это не было сроком давности, это было время, в течение которого следственные органы ДВД Алматы, следственного департамента МВД и Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции, следователи этих учреждений сопротивлялись обеспечению полноты и объективности расследования. Потому что причинение смерти моей дочери было произведено бригадой дежурных врачей дежурного покоя, которая состояла из 12 человек, и каждый нес равную ответственность за оказание неотложной медицинской помощи пациенту. Они равнодушно наблюдали, как человек умирает. И после этого пытались укрыть это преступление путем уничтожения истории болезни", — уверен истец.

К слову, на прошедшем допросе в суде один из врачей признал, что история болезни не заводилась с целью улучшить статистику смертности больницы.

"То, что в суде говорилось, что история не была заведена, я убежден: нет. Комиссия министерства здравоохранения, составленная из врачей из разных городов, проверяя документы БСНП, выяснила, что номер истории болезни, под которым была записана моя дочь, утром, через четыре часа после ее смерти, была переписана на другого пациента, который пришел в эту больницу утром "прокапаться" от похмельного синдрома. Этот факт говорит о том, что история болезни была уничтожена", — заявил Агишев.

Мужчина подчеркнул, что хочет добиться полноты и объективности расследования. По его словам, должны быть установлены и должны понести наказание лица, виновные в совершении преступлений: помимо причинения смерти, такие преступления, как служебные подлоги, фальсификации документов, ложные показания и так далее.

"То, что случилось с моей дочерью, могло происходить и до этого. Оно может происходить сейчас — через четыре с половиной года после смерти моей дочери. Понимаете, возможность скрыть летальный исход в больнице дает то, что происходило до летального исхода. До летального исхода происходило бездействие; когда укрывался летальный исход, тогда укрывалось и бездействие. Бездействие врачи не могут укрыть без участия правоохранительных органов, а если точнее — дежурной следственно-оперативной группы, которая выезжает на труп, которая должна проводить следственные действия и не проводит, и без участия экспертов судебно-медицинской экспертизы, которые проводят экспертизу трупа. Без их участия это невозможно. Это преступное сообщество должно быть выявлено и наказано", — резюмировал отец погибшей девушки.

Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Водитель

    Правительства Армении и России проведут совместные консультации по вопросу обоюдного признания водительских прав.

  • Разрушенный в результате взрыва на газозаправочной станции жилой дом, находившийся от нее в 20 метрах

    В результате взрыва на газозаправочной станции в Батуми тяжело пострадали два человека, сгорели несколько домов.

  • Подвижной состав на путях

    Предстоящая встреча историков России и Литвы взволновала латышских националистов: за российские грузы придется платить латвийской историей, полагают они.

  • Министр обороны Литвы Раймундас Кароблис, архивное фото

    Министр обороны Литвы заявил, что не считает российско-белорусские учения "Запад-2017" угрозой, но не исключает ошибок организаторов или локальных провокаций.

  • Дорин Киртоакэ

    Бывший мэр Кишинева прокомментировал предложение назвать его именем улицу вблизи дурно пахнущей очистной станции.

  • Парк Таммсааре в Таллинне

    К столетнему юбилею Эстонии власти Таллина планируют восстановить старинную Рыночную площадь.