14:11 23 Августа 2017
Прямой эфир
Агрессия, угнетение

Дело Нанаева: никто не хотел убивать

CC0 / Pavlofox
Регионы
Получить короткую ссылку
Дело о смерти баскетболиста Нанаева (20)
7500115

Гибель юного баскетболиста Игоря Нанаева произошла из-за чувства безнаказанности и равнодушия окружающих - к такому мнению приходят наблюдатели за судом по этому делу

АСТАНА, 9 апр – Sputnik, Елена Бережная. В суде Петропавловска завершилось рассмотрение громкого дела о смерти баскетболиста Игоря Нанаева, на судебных прениях высказались все участники процесса, в том числе подсудимые.

А КАК ЖЕ ПАРЕНЬ В КАПЮШОНЕ?

Перед началом прений адвокат подсудимого Кайбарова Еркегали Мендыбаев заявил ходатайство о возвращении данного уголовного дела прокурору для составления нового обвинительного акта.

"На судебном следствии свидетели Кузнецов, Амренова, Рахимгалиев, Тулеев показали суду, что лежащему Нанаеву также удары ногами наносили двое неустановленных в ходе следствия лиц в темной одежде, один из которых был в капюшоне. Данные сведения также были известны в ходе досудебного расследования. Однако органами досудебного расследования по действиям данных лиц не было дано юридической оценки, в итоге эти лица избежали уголовной ответственности благодаря действиям органов следствия. Хоть и было предъявлено обвинение пятерым подсудимым, так как они были установлены с самого начала досудебного расследования, в то же время двое неустановленных лиц, о которых прямо говорили свидетели на следствии, избежали ответственности", — констатировал адвокат Мендыбаев.

Он подчеркнул, что органами досудебного расследования в нарушение УПК в квалификации деяний подсудимых не были вменены, помимо группы лиц еще "с неустановленными лицами". Данное нарушение, допущенное следствием, было установлено на суде.

"Если в ходе главного судебного разбирательства возникла необходимость предъявления подсудимому более тяжкого обвинения или отличающегося от первоначального, суд откладывает рассмотрение дела и предоставляет прокурору время, необходимое для составления нового обвинительного акта. Это не было сделано ни государственным обвинителем, ни судом. Таким образом, сторона защиты считает, что было нарушено право на защиту моего подзащитного Кайбарова. К тому же мой подзащитный на судебном следствии заявил ходатайство о заключении процессуального соглашения, в удовлетворении которого было отказано. Одним из мотивов отказа, как озвучил государственный обвинитель, стало то, что формулировка "с неустановленными лицами" не была вменена", — отметил адвокат, попросив на основании изложенного вернуть уголовное дело в отношении Кайбарова и других лиц прокурору для составления нового обвинительного акта.

"Все лица, которые были установлены в ходе предварительного следствия в совершении данного преступления, преданы суду и находятся на скамье подсудимых", — парировала процессуальный прокурор Алия Муратова. Мнение прокурора поддержала и сторона потерпевших.

"В ходе досудебного расследования свидетели Рахимов и Шакебай были допрошены в качестве свидетеля, имеющего право на защиту. Это говорит, что следствие подозревало их в совершении данного преступления, однако никакого решения по ним не было принято, следствие так и не установило точно – виновны они или невиновны", — высказал мнение адвокат Серик Букиров, представляющий интересы подсудимого Мендыбаева.

Однако суд своим протокольным постановлением отказал в возвращении уголовного дела для пересоставления обвинительного заключения в силу процессуальной нормы закона, в которой изложено, что суд рассматривает уголовное дело в рамках того обвинения, которое предъявлено подсудимым, и не вправе ухудшить их положение.

"Вместе с тем суд, оценив показания свидетелей, вправе сообщить прокурору о совершенном преступлении и участии иных лиц, если таковые обстоятельства найдут свое место при вынесении окончательного вердикта по делу", – подчеркнул председательствующий судья Михаил Гусев.

ПЬЯНАЯ МОЛОДЕЖЬ, ТРУСОСТЬ, ПОДЛОСТЬ… СМЕРТЬ

Процессуальный прокурор Алия Муратова в своем выступлении отметила, что действия подсудимых Кайбарова, Мендыбаева, Еламан, Макатова и Аскерова органами предварительного следствия квалифицированы правильно.

"Инкриминируемые подсудимым преступления были совершены возле развлекательного комплекса "Парк сити". 3 октября 2016 года примерно в 2 часа 40 минут ночи у крыльца "Парк сити в состоянии алкогольного опьянения находились знакомые между собой Аскеров, Мендыбаев, а также Амренова и Каиржанова. К ним подошел ранее не знакомый им потерпевший Антропов, также находившийся в состоянии алкогольного опьянения, и стал разговаривать с девушками, которых узнал как спортсменок. При этом ничего против общения девушки не имели и разговор поддержали, что не устроило Мендыбаева и Аскерова, которые вмешались в разговор и начали беспричинно затевать ссору, предъявляя необоснованные претензии по поводу общения с девушками", — озвучила версию обвинения прокурор.

В этот момент находившийся в состоянии алкогольного опьянения подсудимый Кайбаров, подойдя к ним, беспричинно внезапно ударил Андропова кулаком в лицо.

"После полученного удара Антропов, осознавая численное и физическое превосходство Кайбарова, Аскерова и Мендыбаева, зашел в помещение "Парк сити", где сообщил Нанаеву и Кузнецову о совершенных в отношении него беспричинных противоправных действиях. После того как Антропов вместе с Нанаевым и Кузнецовым вышли на улицу с намерением словесно разобраться в инциденте, Антропова в сторону отвел Аскеров, а Нанаева в другую сторону Кайбаров и Мендыбаев", — говорится в обвинительном акте.

Далее, согласно обвинению, подсудимые начали предъявлять необоснованные претензии Антропову и Нанаеву. Затем Кайбаров нанес Нанаеву множественные удары кулаками в область лица, а находившийся за спиной Мендыбаев нанес один удар кулаком в затылочную область головы потерпевшего. Нанаев, осознавая численное и физическое превосходство подсудимых, во избежание дальнейшего нанесения ему телесных повреждений, отбежал от них к находившемуся в стороне Антропову, возле которого стояли Аскеров, Макатов и Еламан, ранее наблюдавшие за противоправными действиями Кайбарова и Мендыбаева.

"Аскеров, Мендыбаев и Еламан начали наносить множественные удары Антропову кулаками в область лица, головы и тела − от полученных ударов тот сел на землю и не оказывал сопротивления, но Еламан, Аскеров и Мендыбаев не останавливались и продолжали наносить удары ногами и руками по телу Антропова. После этого Кайбаров и Аскеров продолжили наносить удары Нанаеву в область головы и лица. В это время потерпевший Македонов, увидев драку, подошел к Аскерову и оттолкнул его от Нанаева, Аскеров, не желая прекращать преступные действия, стал наносить Македонову удары кулаками в лицо. В это время к Аскерову присоединился и Макатов, они вместе избивали Македонова, пока тот не покинул место совершенного в отношении него преступления.

Затем Кайбаров, действуя в группе лиц, нанес Нанаеву сильный удар в область лица, после чего тот упал на землю. Не останавливаясь на достигнутом, Кайбаров, Макатов, Аскеров, Мендыбаев, Еламан стали наносить лежащему на земле Нанаеву множественные целенаправленные удары ногами в область лица и головы. В результате совместных противоправных действий подсудимых потерпевший Нанаев потерял сознание и в последующим был госпитализирован в областную больницу. 10 октября 2016 года Нанаев, находясь в реанимационном отделении больницы, скончался, не приходя в сознание", — зачитала обвинение Алия Муратова.

Она подчеркнула, что сложность досудебного и судебного расследования по делу при очевидности преступления заключалась в том, что при наличии большого количества свидетелей, следствию и суду пришлось по крупицам собирать данные, позволяющие достаточно полно воссоздать картину событий той страшной ночи.

"Пьяная молодежь, пьяные девушки, спортсмены, нарушающие спортивный режим, бездействие администрации и охраны развлекательного заведения, низкие морально-нравственные ориентиры, гнусная распоясывающая бравада, когда семеро одного не боятся, дефицит совести, трусость, граничащая с подлостью и, как результат, – гибель молодого человека…", — отметила прокурор.

Процессуальный прокурор попросила суд признать подсудимых виновными и назначить наказание Кайбарову — в виде 11 лет лишения свободы; Макатову — в виде восьми лет лишения свободы; Аскерову — в виде 10 лет лишения свободы; Мендыбаеву — в виде 10 лет лишения свободы; Еламану — в виде девяти лет лишения свободы. Всем — с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

По мнению стороны потерпевших, вина подсудимых в инкриминируемых им хулиганстве и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Игоря Нанаева, совершенного группой лиц, из хулиганских побуждений, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, доказана собранными в ходе досудебного расследования объективными данными, в полном объеме.

ПОСЛЕДНЕЕ "ПРОСТИ"

На заключительном судебном заседании была очень тяжелая моральная обстановка – плакали родственники подсудимых, слезы на глазах стояли и у подсудимых, подавленных всем произошедшим. Все они сказали свое последнее перед приговором слово.

"Я хочу обратиться к представителям потерпевших. Прошу передать мои искренние соболезнования и извинения родным и близким Игоря Нанаева, особенно отцу, невесте и его братишке. Я очень сожалею о случившемся, и я прекрасно понимаю, что их утрату мне никак не восполнить, но мы, я и мои родные, готовы материально помочь семье Игоря и в дальнейшем помогать его братишке. О признании вины… Ваша Честь, я не беру вину на себя полностью, как неоднократно говорилось здесь, я признаю, что я совершил. А на них я не могу наговаривать, так как я не видел этого… Моему поступку нет оправдания, поэтому насчет наказания – на усмотрение суда", — сказал подсудимый Динаш Кайбаров.

Подсудимый Бауржан Макатов еще раз отметил, что вину по статье 106 он не признает.

"Я к Игорю Нанаеву не подходил, не трогал его, а статью 293-ю в отношении Анатолия Македонова я признаю полностью. Моя позиция там была – просто разнять. Я сам по себе стоял на крыльце, с левой стороны услышал крики женские, решил подойти посмотреть, что там происходит, увидел, что люди дерутся и решил разнять. Спустился с крыльца – одного потянул, другого потянул и третий оказался Анатолий Македонов. Так как мы друг друга не поняли, у нас завязалась небольшая схватка, поборолись с ним, можно сказать, что я получил от него. Я сразу зашел в клуб… На скамье подсудимых я оказался по показаниям Кожахметова, я не знаю, почему он такие показания дал. У нас очная ставка была при прокуроре, и она видела, что он под давлением дает эти показания. Он сначала говорил, что я по ноге ударил, потом – что по спине ударил… Он как будто сам не знал, что говорить. Я уверен, что именно на суде Кожахметов сказал правду (на суде свидетель Кожахметов заявил, что не может утверждать, что Макатов нанес удар, а на следствии он сильно испугался и представил, что это был Макатов – прим. ред.). Я клянусь всем, что у меня есть, семьей моей клянусь, что я не трогал ни Антропова, ни Нанаева. Я искренне каюсь, что оказался на скамье подсудимых, прошу понять и простить", — заключил Макатов.

Подсудимый Адиль Мендыбаев отметил, что не может понять, в чем его обвиняют, так как в обвинении подробно расписаны те действия, которых он не совершал.

"В отношении Нанаева у меня не было никакого умысла нанести ему вред, у меня был лишь словесный конфликт с Антроповым, который мы решили мирным путем. Конечно, у меня проявилось чувство ревности, но если бы Антропов не подошел, не спровоцировал, не стал бы обнимать девушек и уводить в сторону, этого бы конфликта не было бы. Ваша Честь, вы же сами понимаете, когда незнакомый парень подходит к вашей девушке и начинает обнимать и уводить в сторону, кому это понравится и кто при этом промолчит… Обвинение мне вменяет удар кулаком в затылок Нанаева, но на видеокамерах четко видно, что удара кулаком в затылок не было, я его просто оттолкнул, чтобы он, отходя в мою сторону, не сбил меня с ног. Я на него в этот момент даже не смотрел, смотря на часы… Потом я подошел к Нанаеву, и я этого не отрицаю, когда он уже лежал без движения, я затронул его ногой лишь для того, чтобы узнать его состояние… Не знаю, почему я сделал именно ногой, я был в состоянии легкого алкогольного опьянения, в такой ситуации оказался в первый раз, поэтому все было как-то дико, нереально… Ваша Честь, я в драке не участвовал, ударов каких-либо никому не наносил. Прошу суд оправдать меня по всем статьям, так как я невиновен. Надеюсь на справедливое решение суда!", — сказал Мендыбаев.

Олжас Еламан еще раз отметил, что в отношении Игоря Нанаева никаких противоправных действий не совершал, наоборот, вступился за него, хотел помочь ему, но было уже поздно…

"Выражаю соболезнования стороне потерпевших, я хотел этому парню помочь, но у меня не получилось… Я сам работаю охранником, каждое дежурство разнимаю драки, неужели бы я сам стал участвовать в избиении? Если изучить записи видеокамер, проследить именно за мной, то можно увидеть, что никаких контактов с подсудимыми у меня не было – ни словесных, ни физических − я с ними не знаком. Я оказался на скамье подсудимых по показаниям Булатовой, но это оговор, клевета. Она дала показания в защиту своего друга Кайбарова. В содеянном в отношении Антропова раскаиваюсь. Я хотел с ним примириться, но он отказался… Прошу суд учесть молодость, положительные характеристики. Никаких противоправных намерений у меня не было!", — сказал в последнем слове Еламан.

Подсудимый Жанбатыр Аскеров также вину по статье 106 часть 3 УК РК не признает, так как с самого начала хотел уладить конфликт, успокаивал всех, говорил, чтобы не было ничего…

"Я не знал, что будет в конце, но с самого начала у меня были намерения все уладить. Я никого не трогал, я не подходил к Нанаеву. Я клянусь всем самым дорогим, что у меня есть, что я не трогал Игоря Нанаева! Это искренне! Я чист перед ним! Я подошел к нему уже в тот момент, когда ему оказывали помощь. Позвал службу охраны, я хотел помочь. И знаете, если бы Антропов не подошел к девушкам, и не начал бы сам продолжать конфликт, выводить на разборки друзей, то ничего бы не было! Все бы было по-другому, и Игорь Нанаев был бы сейчас жив!", — считает Аскеров.

Он добавил, что раскаивается в том, что в самом начале следствия не сказал всю правду, как все было…

"Я решил промолчать, и это меня сюда и привело. Но я не думал, что так все будет… И еще я понял, что при таких ситуациях не стоит самому пытаться уладить конфликт, нужно обязательно вызвать сотрудников полиции. Если бы мы это сделали тогда… Прошу справедливого решения суда!", — заключил Аскеров.

ВСЕ В ЭТОМ ДЕЛЕ НЕ ТАК ПРОСТО…

Адвокат подсудимого Кайбарова попросил учесть, что мать его подзащитного является инвалидом. Он — единственный ребенок, рос и воспитывался без отца.

"Хотелось бы остановиться на материальном иске, который в солидарном порядке у потерпевших составляет 7 миллионов тенге. Хотелось бы отметить, что Кайбаровым уже был возмещен материальный ущерб в размере 180 тысяч тенге, о чем имеется расписка от потерпевшей стороны, и о чем они почему-то скромно промолчали. Также прошу суд не признавать обстоятельством, отягчающим ответственность и наказание, − совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения ввиду того, что доказательств тому добыто не было. Нет медицинского освидетельствования об употреблении алкоголя. Он вообще не употребляет алкоголь и не курит", — отметил адвокат Еркагали Мендыбаев, попросив суд также исключить квалифицирующий признак – группу лиц − и назначить подсудимому Кайбарову наказание не более нижнего предела санкции.

Адвокат Серик Букиров, представляющий интересы подсудимого Мендыбаева, также категорически не согласна с мнением государственного обвинителя и представителей потерпевших.

"Если объективно сопоставить показания всех участников произошедшего той ночью возле ночного клуба "Парк сити" и видеозаписи с камер наблюдения, то невольно возникает вопрос – а те ли лица находятся на скамье подсудимых? Разве следствие полностью разобралось с тем, что произошло? И мое личное мнение – конечно же, нет! Уважаемый суд, я около 15 лет проработал следователем, начальником следственного подразделения, и когда мы расследовали уголовные дела, если возникало хоть малейшее указание на то, что кроме привлекаемых лиц кто-то еще причастен к совершению преступления, мы обязательно либо выделяли уголовное дело, либо находили всех участников и привлекали их к уголовной ответственности. В данном случае следствием не было никакого решения принято – допросили Рахимова в качестве свидетеля, имеющего право на защиту, и на этом все ограничилось. Тут должна была отреагировать прокуратура, чья позиция нам непонятна. Ладно бы один свидетель говорил, что к причинению тяжкого вреда здоровью Нанаева причастны другие лица, однако минимум четыре свидетеля, среди которых друг Нанаева – Кузнецов, половина из подсудимых говорят, что возле потерпевшего, кроме Кайбарова, находились еще двое в темной одежде, у одного – на голове был капюшон. Если следствие не смогло доказать в отношении Рахимова, но тогда выделите дело в отношении неустановленных лиц − нет, этого сделано не было. Особенно я не могу понять позицию представителей потерпевших, ведь в первую очередь они должны ходатайствовать перед судом, требовать, кричать на всех углах, что не один Кайбаров и данные подсудимые причастны к данному преступлению, еще было два человека. Но в своих выступлениях они об этом даже словом не упомянули, им будто бы все равно – накажут всех виновных по справедливости или хоть кого-то посадят", — отметил адвокат Букиров.

Он высказал свое мнение и по поведению потерпевших.

"Не совсем оно такое идеальное, не такие они однозначно положительные, как это представлено на суде. Мол, их ни за что ни про что беспричинно избили, а они такие белые и пушистые… Не было такого! Я не зря задавал вопрос Антропову – почему вы не обратились к охранникам, почему не вызвали полицию, пункт которой находится всего в нескольких метрах? Он туда даже не подумал обратиться, он заходит в клуб и зовет своих друзей… Для чего? Просто выйти поговорить, словесно разобраться, как он говорит… Это более чем несерьезно! Они выходили уже драться, явно были настроены на это, и показания свидетелей есть о том, что подсудимые дерзко себя вели, призывая "раз на раз" поговорить", — считает Букиров.

"Представители потерпевшего и обвинения говорят, что их растащили в разные стороны… Зачем эти фантазии и громкие слова? Мы все видели видеозаписи с камер наблюдения. Никто их не растаскивал. Антропов напрямую пошел на открытое пространство, не стал под камерами, перед входом выяснять отношения. Если ты себя считаешь правым, не собираешься драться, ну разбирайся тогда перед входом в клуб… Ладно бы его потащили туда или наши подзащитные туда пошли первыми – нет, мы видим, что туда именно Антропов пошел, а за ним уже все остальные. И еще — если тебя ударили, и ты хочешь выяснить – за что, ну ты и спроси об этом сразу, на месте, зачем бежать за друзьями, за поддержкой. Где логика? Также спокойно отходят в сторону Кайбаров и Нанаев. Кто их насильно растаскивал?!".

"Уважаемый суд! Я понимаю, что в этом деле все не так просто и разобраться в этом, дав юридическую оценку действиям подсудимых, предстоит Вам. Надеемся, что это будет объективное и справедливое решение. Мой подзащитный искренне соболезнует родным Игоря Нанаева. И зря тут представители потерпевших говорят, что никакого сочувствия им не высказали. Мой подзащитный, прежде чем давать показания, выразил слова соболезнования. Тем более он тоже испытал горечь утраты, он воспитывался без мамы. Его мама умерла, когда ему было всего два месяца, его воспитывал один отец, который дал ему хорошее воспитание. Он хорошо закончил школу, учится на четвертом курсе университета. В соцсетях писалось, что он чуть ли не мастер спорта по борьбе, по боксу, но на самом деле он к спорту никакого отношения не имеет. Вы же видите, он худенький, невысокого роста, и не дерзкий он совсем", — отметил защитник.

Он заключил, что считает, что орган досудебного расследования и гособвинение дали необъективную оценку действиям подзащитного, вмененные составы правонарушений не доказаны и объективно ничем не подтверждены.

"Все обвинение построено на нестабильных показаниях свидетелей, другие доказательства носят противоречивый характер. Действия моего подзащитного неправильно квалифицированы, и он подлежит оправданию по вмененным составам преступлений за отсутствием в его действиях состава преступления", — заключил адвокат Букиров.

Подобные же мнения высказали адвокаты подсудимых Макатова, Еламана и Аскерова, настаивая, что обвинение построено лишь на нестабильных показаниях свидетелей, вина подсудимых не доказана, так как инкриминируемых им действий они не совершали.

Действительно, дело это очень непростое, большинство свидетелей давали противоречивые показания, и основными их фразами были: "Не помню", "Не видел", "Забыл, ведь это давно было". Но совершенно очевидно здесь одно – никто не хотел убивать, никто не знал и не ожидал, что случится трагедия. Это была обычная драка, коих в ночных клубах происходит бесчисленное количество, но в какой-то момент участники драки переступили ту страшную границу – между просто дракой и убийством. В итоге – жизнь талантливого спортсмена, замечательного парня так страшно и нелепо оборвалась на взлете. Сломаны жизни и этих парней – по сути мальчишек, сидящих на скамье подсудимых… Так стоят ли юношеские разборки – Кто круче?— человеческой жизни? Может быть, смерть Игоря заставит кого-нибудь задуматься об этом… И еще – особенно страшно, что за жестоким избиением спортсмена равнодушно наблюдали сотни людей, в том числе и его близкий друг. Никто не побежал звать полицейских, хотя для этого нужно было сделать всего несколько шагов. Никто даже просто не набрал трехзначный номер на мобильном телефоне… И смерть Игоря на их совести. Вот уж воистину: бойся равнодушных – они не убивают и не предают, но только с их молчаливого согласия существует на земле предательство и убийство…

Темы:
Дело о смерти баскетболиста Нанаева (20)
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik