10:56 24 Августа 2017
Прямой эфир
Последствия паводка в Северном Казахстане

Поток человеческих несчастий в СКО: большая вода оставила большие проблемы

© Sputnik / Елена Бережная
Регионы
Получить короткую ссылку
Большая вода (96)
406092

Жителям Петропавловска и сел Северо-Казахстанской области начали выплачивать компенсацию за причиненный паводками ущерб, однако дачники могут надеяться на выплаты только по страховке

АСТАНА, 31 мая — Sputnik, Елена Бережная. Масштабы паводка 2017 года в Северо-Казахстанской области побили сразу несколько рекордов.

Специалисты разных ведомств наперебой называют цифры одну солиднее другой: спасатели отмечают, что паводок побил рекорд половодья за последние 37 лет — почти четыре тысячи человек были вынуждены покинуть свои дома, затоплены 380 жилых домов и более 5 тысяч дач. Власти региона подчеркивают, что 17 апреля зафиксирована рекордная отметка уровня перелива через гребень Сергеевского водохранилища, который составил 3 метра 38 сантиметров, чего не наблюдалось с момента его ввода в эксплуатацию, то есть с 1968 года. А гидрологи удивляются, что вблизи Петропавловска произошло слияние паводковых вод реки Ишим и озера Пестрое, что наблюдалось лишь в период паводка 1941 года.

Однако сами североказахстанцы совсем не рады, что попали в "рекордсмены". Многим после рекордного паводка просто негде жить, другие же подсчитывают рекордные убытки…

Ишим вышел из себя

В прошлом году паводок в Северном Казахстане также называли небывалым: в 30 населенных пунктах десяти районов области и Петропавловске было подтоплено 513 дворовых территорий, из них 403 жилых дома. Из подтопленных населенных пунктов эвакуированы порядка 800 человек. Причем тогда от сильного паводка пострадали те населенные пункты региона, которые не затапливались по 30 и более лет.

Если в прошлом году в Северо-Казахстанской области большую беду, по заверениям специалистов, принесли поверхностные талые воды, которые из-за ледяных дождей и глубоко промерзшей почвы не уходили в землю, а шли по верху, то в этом году основная часть подтоплений произошла из-за поднятия уровня воды в Ишиме.

Семья Юлии Деревянкиной пострадала от большой воды одной из первых. Вода пришла в их дом, расположенный в поселке Тепличное в пригороде Петропавловска, 23 апреля.

"В тот день нас предупредили сотрудники департамента по ЧС, что нужно эвакуироваться. Мы тогда с дочерью и 11-месячным сыном находилась в доме, муж был на работе. Я успела собрать детей и выйти из дома… Вода пришла слишком быстро. Уже через несколько часов в дом нельзя было зайти, а через сутки его затопило полностью", — рассказывает Юлия.

Последствия паводка в Северном Казахстане
© Sputnik / Елена Бережная
Последствия паводка в Северном Казахстане

Некоторое время молодая семья жила в съемном доме, а теперь перебралась к родителям. Их дом тоже пострадал от паводка, но не так сильно. Вернуться же к себе домой Деревянкины смогут еще не скоро. Жилье молодые супруги строили сами в течение шести лет. По самым скромным подсчетам, ущерб от паводка для этой семьи составил порядка 3 миллионов тенге.

"Вода ушла, но сейчас там все вверх дном… Все перекрытия, стены, пол разбухли, покрылись плесенью, мебель и техника пришли в негодность, восстановлению не подлежат. На днях нам должны выдать акт с оценкой ущерба. В доме нужно полностью менять пол и стены. Мы еще не знаем, сможем ли зимовать там. Это будет зависеть от размера выплаты, ведь вложить придется немало, а закупать материал пока не на что", — делится Юлия Деревянкина.

Она отмечает, что больше всего жителей Тепличного пугает то, что этот кошмар может повториться снова.

"Власти всех уровней должны предпринять меры для того, чтобы вода не была для нас такой страшной угрозой, и чтобы мы не ждали в ужасе очередную весну!" — говорит Юлия.

К слову, они с супругом, опасаясь паводковых вод, забили тревогу уже в марте.

Последствия паводка в Северном Казахстане
© Sputnik / Елена Бережная
Последствия паводка в Северном Казахстане

"Про то, что будет большой паводок, говорили еще в начале весны. Муж обратился к акиму Прибрежного сельского округа, чтобы были приняты меры по предотвращению затопления нашего дома. В поселке отсыпали дамбу только с одной стороны, наша же семья жила в другой. Супруг сам пригнал трактор за свой счет и подгреб землю, чтобы создать хоть какую-то преграду воде. Мы писали, куда только можно, и даже в прокуратуру Кызылжарского района обращались. Но, как видите, не были услышанными, и избежать самых страшных последствий не удалось", — заключает Юлия Деревянкина.

От воды в этом году пострадали даже те семьи, которые о паводке знали только из новостных программ и газетных статей.

Семья Екатерины Бараускайте, проживавшая в Петропавловске, за Горводоканалом, до сих пор не может оправиться от пережитого шока (на этой улице было затоплено семь домов).

"За всю мою сознательную жизнь такое наводнение произошло впервые. Моя бабушка, которая жила раньше в этом доме, говорит, что вода никогда сюда не приходила, а ей 75 лет! Когда пошли разговоры, что идет просто катастрофическая вода, мама на всякий случай обратилась в акимат с письмом с подписями жителей всей улицы, чтобы нам отсыпали дамбу. Но ответ был примерно таким: "Вы не нуждаетесь в какой-либо помощи, так как вода до вас не дойдет". А 23 апреля началось… Я до сих пор вспоминаю это с содроганием. Вода прибывала прямо на глазах, очень быстро, шла потоком!" — рассказывает Екатерина.

Стоит ли говорить, что семья Бараускайте не успела вывезти ни мебель, ни технику, да и вывозить их было некуда — каких-либо складов для этого власти не предусмотрели.

  • Последствия паводка в Северном Казахстане
    Последствия паводка в Северном Казахстане
    © Sputnik / Елена Бережная
  • Последствия паводка в Северном Казахстане
    Последствия паводка в Северном Казахстане
    © Sputnik / Елена Бережная
  • Последствия паводка в Северном Казахстане
    Последствия паводка в Северном Казахстане
    © Sputnik / Елена Бережная
  • Последствия паводка в Северном Казахстане
    Последствия паводка в Северном Казахстане
    © Sputnik / Елена Бережная
1 / 4
© Sputnik / Елена Бережная
Последствия паводка в Северном Казахстане

"Мы в доме приподняли вещи на столы. Но что толку — все поплыло! Более того, мы пережили две волны паводка, — говорит Екатерина. — И вторая волна была куда страшнее первой. Нам ничего не удалось спасти, кроме домашней птицы. Все это время индюки и куры жили на чердаке. Мы до сих пор находимся у родственников, домой только приходим, но намерены восстанавливать дом. Но здесь полная антисанитария, очень тяжелый воздух. Надежды на то, что нам восстановят все, что мы потеряли, нет никакой. Нам уже сказали, что в оценку ущерба не войдет ни испорченная мебель, ни техника. Деньги мы получим только на самое необходимое", — говорит Екатерина Бараускайте.

Девушка отмечает, что их семья пострадала не только материально: бабушка, которая живет по соседству, пережила сильный стресс и попала в больницу, родители тоже заболели.

Легче переехать, чем жить в страхе

Печальное зрелище представляют собой после наводнения и дома в микрорайоне Кожевенный завод, который пострадал от разлива реки Ишим больше всего. По данным областного ДЧС, здесь подтопило 115 домов. Уровень воды составлял от одного метра и выше, несколько жилищ залило почти до крыши.

Большая вода пришла сюда в ночь на 24 апреля: дома покидали в спешке, скотину, птицу пришлось вывозить посреди ночи. Жители поселка не отрицают, что их предупреждали о грядущем паводке.

"Да, 10 апреля к нам приходили представители ДЧС и предупреждали о приближающемся паводке, повторяя традиционные инструкции в преддверии половодья. Но обещали, что будет примерно уровень 2014 года, и о заблаговременной эвакуации даже не заикались. Мы уже привыкли, что каждый год нас топит. Вода приходит в огород третий год, иногда доходит до угла дома. Ожидая большую воду, мы думали, что, может быть, по колено будет в доме воды, примерно на такой уровень и подняли технику и мебель, а в итоге вода зашла на 1,5 метра", — делится жительница поселка Галина Разакова.

После наводнения практически у всех пострадавших пришла в негодность мебель, бытовая техника. Все это можно было бы спасти, увезти в безопасное место. Но, во-первых, люди сами не ожидали, что бедствие примет такие масштабы. По словам старожилов, самый большой паводок был в девяностые, но и тогда уровень воды в жилищах не превышал 20 сантиметров. А, во-вторых, транспорта для перевозки или помещений для хранения вещей им никто не предлагал.

Последствия паводка в Северном Казахстане
© Sputnik / Елена Бережная
Последствия паводка в Северном Казахстане

Некоторые отчаянные из числа тех, кто вывезти имущество не смог, остались его охранять. Пострадавшие объясняли: несмотря на все заверения о надежной охране района подтопления, боятся мародеров. Жительница Кожевенного Маргарита рассказала, что ее отец решил до окончания паводка жить на крыше.

"На все мои мольбы выехать я слышала только одно: "Как оставить дом, в который жизнь вкладывал? Я не отдам дом и все, на что я работал, мародерам". Папа поднялся на чердак и жил там. Больше 20 дней я прожила в страхе за его жизнь", — рассказала Маргарита.

Эти страхи уже позади, стихия отступила, и люди потянулись к своим дворам. Река занесла в них груды камыша, разломала штакетники и сараи, унесла туалеты.

Собаки в подтопленных поселках Петропавловска
© Foto: волонтеры фонда "Добрая планета"
"Мы остались вообще без ничего. Вся мебель испорчена, посуда, которая была в столах, тазики и кастрюли, обувь — все уплыло. Мы живем с мужем десять лет и за эти годы смогли много чего нажить. Теперь ничего не осталось, — рассказывает Галина Разакова. — Вода уничтожила бытовую технику, кроме того, в сараях были рабочие электроинструменты, которые тоже пришли в негодность. А дом… Я не знаю, что с ним делать. Своих средств на восстановление у нас нет. И жить в таких условиях просто нереально. Мы в тупике…".

В число аварийных можно отнести не один десяток подтопленных домов в поселке.

"Мы с трудом открыли разбухшую дверь и ужаснулись: был дом, а стала развалюха. Практически полстены вынесло вместе с окном. В других местах также образовались дыры, через которые виден огород. Жить здесь просто невозможно" — рассказала хозяйка одного из домов по улице Рыжова Елена Капицкая.

Последствия паводка в Северном Казахстане
© Sputnik / Елена Бережная
Последствия паводка в Северном Казахстане

Немногим лучше состояние и соседних домов, возраст которых перевалил за 50 лет. Они заметно просели и перекосились, внутри — грязь, глина, ил, плесень. Размер ущерба еще предстоит установить, но уже сейчас ясно, что он огромен.

Находиться в промокших домах нельзя, и когда в них можно будет вернуться — неизвестно. У людей, уставших от трехнедельных скитаний, сдают нервы.

"Я долго держалась, других подбадривала, а зашла в свой дом − и дурно стало, пришлось скорую вызывать, — призналась жительница поселка Наталья Чорба. — Давление подскочило от увиденного. К тому же у меня аллергия и бронхиальная астма, которая обостряется из-за сырости и стрессов. А как здесь не разволноваться? Дом в жутком состоянии, печка разрушена, света нет, повсюду грибок. На днях у меня в гостях, если так можно выразиться, называя мои руины, был человек, который построил не один дом. Совершив осмотр моего хозяйства, он уверенно заключил: "Только сносить, нет смысла ремонтировать".

Представители акимата призывают людей набраться терпения, обещая, что со всеми проблемами постепенно разберутся. Комиссия по подсчету ущерба, причиненного домам и имуществу, работает. Размер денежной компенсации определяется в индивидуальном порядке. Однако жители предполагают, что суммы окажутся недостаточными для ремонта. К тому же не все подтопленные дома официально зарегистрированы, что уж говорить о хозпостройках.

"Комиссия у нас была в прошлый понедельник. Посмотрели, поохали, поахали, сфотографировали и уехали. Сейчас жить в доме невозможно. На ночь уезжаем к родственникам, а днем приходим, отмываем все от грязи, да охраняем от мародеров", — рассказала Светлана Полукеева, проживающая в доме по улице Лизы Чайкиной.

Последствия паводка в Северном Казахстане
© Sputnik / Елена Бережная
Последствия паводка в Северном Казахстане

В ночь с 24-го на 25 апреля их семья не сомкнула глаз. Спасатели заверяли, что беспокоиться не о чем, ситуация находится под контролем, и воду они сдерживают. Однако в пять утра полиция и спасатели бежали по улице, криком оповещая людей о том, что идет волна и что нужно срочно покидать свои дома. Сегодня семья надеется только на себя и свои силы. На помощь государства люди сильно не рассчитывают, готовятся брать кредиты и восстанавливать свое жилье.

"А как иначе? Надо восстанавливать. Надеемся, что на следующий год не будет такого паводка. Иначе мы вложим столько сил и средств, и вновь все смоет водой. Первые дни было тяжело все это переносить, но стараемся духом не падать. На пол не смотрим — смотрим на потолок и движемся вперед", — делится Светлана.

Многие жители поселка признаются, что после пережитого не хотят оставаться в этом районе города.

"Да, нам сообщили, что власти решили продолжить строительство дамбы, которую хотят довести почти до 4 километров в длину, — говорят жители микрорайона. — Нам всем хочется верить, что это будет надежный заслон от наводнений. Но также хочется понять, насколько это вообще целесообразно? В прошлом году строительство около 1 километра дамбы обошлось в 590 миллионов тенге. Теперь будет проводиться ее удлинение в две стороны. Примерная стоимость ее — около 2,5 миллиарда тенге. Может, проще нас переселить, выделив участки в другом месте и оказав помощь в строительстве?".

Ущерб дачникам компенсировать не будут

Но если владельцы подтопленных домов могут рассчитывать хоть на какую-то компенсацию ущерба, то дачников предупредили: никакой помощи не ждите.

Так, на одном из брифингов заместитель акима Северо-Казахстанской области Антон Федяев подчеркнул, что дачникам (а в Петропавловске было подтоплено более пяти тысяч дач) ущерб возмещать не будут.

"Если только страховые выплаты, если дача застрахована. По режиму ЧС им ничего не возместят, будут восстанавливать на личные средства", — заключил Федяев, подчеркнув, что дачники изначально рискуют, покупая участки и дома в пойме Ишима.

Однако в этом году затопило и те дачи, что находятся далеко не в речной пойме и никогда не затапливались.

Людмила Чилевич не просто дачница, она человек, увлеченный садовым ландшафтным дизайном, большой любитель редких растений. На ее садовом участке произрастали и комфортно себя чувствовали сотни красивейших цветов, хвойников и кустарников. Многое после небывалого паводка погибло, а это большие деньги и огромный труд.

Последствия паводка в Северном Казахстане
© Sputnik / Елена Бережная
Последствия паводка в Северном Казахстане

"Гортензии, карликовые хвойные: хупси, глаука глобоза, можжевельники, туи; декоративные кустарники: чубушник, пузыреплодник, самшиты; коллекционные лилейники, розы… У нас убытки только по растениям на 500-600 тысяч тенге, я уже не говорю про дом и баню, где нужно делать ремонт", — отмечает Людмила.

Кто виноват и что делать?

Стоит отметить, что паводок этого года вызвал шквал возмущенных комментариев и в социальных сетях: этой теме посвящались огромные посты и разгорались жаркие дискуссии, выдвигались версии причин паводка, предлагались пути их решения. И только власти предпочитали хранить молчание, обвиняя безмолвную погоду.

На одном из брифингов корреспондент Sputnik Казахстан задала вопрос заместителю акима Северо-Казахстанской области Антону Федяеву: "А причины этого страшного паводка выясняются? Что-то делается, чтобы не допустить повторения трагедии? Ведь то, что в этом году было много снега и он стал всему виной, уже как-то неубедительно звучит".

— Ну почему? Снега действительно было много, — парировал Антон Федяев.

— Были года, когда его было в разы больше, но такого половодья не было.

— Снег был очень плотный, метели начались уже в ноябре, и влаги было много в снеге. Ну и главная причина — обильные осадки — 14-го, 15-го и 16 апреля − за эти три дня выпала почти месячная норма. Ливни спровоцировали большой сход воды. Обычно у нас в мае грозовой сезон начинается, а в этом году в середине апреля ливни прошли, — утверждал заместитель акима.

Последствия паводка в Северном Казахстане
© Sputnik / Елена Бережная
Последствия паводка в Северном Казахстане

О том, что в весенней катастрофе виновата природа, говорил и бывший министр по чрезвычайным ситуациям РК, ныне вице-спикер мажилиса Владимир Божко.

"Природа", — ответил 19 апреля Божко на вопрос журналистов о том, кто виноват в сложившейся паводковой ситуации.

"Извините, когда на 50% запас влаги больше, чем в самом катастрофическом по последнему периоду 2004 году, тут… против природы не попрешь. Здесь не человеческий фактор, природный. Плюс надо готовить очень серьезные меры по инженерному обеспечению. Но ситуация крайне сложная. Потому что такого запаса снега — я девять лет работал министром — я не помню", — сказал Божко.

Однако месяц спустя Владимир Божко, выступая в Парламенте, раскритиковал действия комитета по водным ресурсам во время паводков, отчитав главу комитета по водным ресурсам Минсельхоза Ислама Абишева за ситуацию со сбросом воды из водохранилищ во время паводков.

"Ислам Алмаханович, надо откровенно признать, что вы бухнули такой объем воды, когда вас всю зиму уговаривали: "Сбрасывайте, воды будет много". Вы же не послушали все это, и на Астану начали сбрасывать с Вячеславки (Вячеславское водохранилище близ Астаны) 1,2 тысячи кубов в секунду", — сказал Божко.

Паводок в Петропавловске
© Sputnik / Елена Бережная
Паводок в Петропавловске

С точки зрения мажилисвумен от КНПК Ирины Смирновой, произошедшие паводки — это наглядный индикатор неэффективной политики водного ведомства.

"В феврале руководитель комитета по водным ресурсам на брифинге в правительстве сказал буквально следующее: "В 2017 году не ожидается сильных паводков". И что тогда можно ждать от местных органов власти в подготовке к наводнениям?" — отметила она.

Как считает Владислав Косарев, главная проблема здесь в царящей бесхозяйственности в водной сфере.

"Водными ресурсами надо управлять! А у нас бездействуют и правительство, и министерство сельского хозяйства, и водный комитет, и комитет по чрезвычайным ситуациям. Они хватаются только тогда, когда вода уже за шиворот закапала. А до этого спокойненько сидят, ждут и говорят, что все будет нормально. За последние годы в стране сложилась ситуация: как только подходит весна, мы ждем ее не с радостью, как природное явление, а с содроганием", — с горечью констатировал Косарев на заседании в правительстве.

Аким Северо-Казахстанской области Кумар Аксакалов на брифинге в апреле также заверил журналистов, что, когда уйдет вода, власти будут искать виновных.

Подтопленный дачный поселок под Петропавловском
© Foto: Любовь Мамаева
Подтопленный дачный поселок под Петропавловском

"По окончании паводка мы будем анализировать каждый конкретный случай. Люди, которые в силу своих должностных обязанностей должны были отслеживать ситуацию, которые не сделали то, что должны были сделать, будут наказаны", — сказал Кумар Аксакалов.

Только, скорее всего, виноватых не будет. И о кардинальном и реальном решении проблемы паводков также вряд ли кто-нибудь задумается.

Между тем специалисты Казводхоза уже несколько лет говорят о необходимости строительства Бузулукского водохранилища и гидроузла в Акмолинской области с емкостью один миллиард кубометров. Данное гидросооружение могло бы перехватить пик паводка, защитить от воды многие села и сам Петропавловск. Но найдутся ли на это деньги — большой вопрос.

Пока власти обещают построить в регионе несколько дополнительных дамб, к примеру, в Кожевенном поселке, в Тепличном… А тем временем жители других микрорайонов города и дачных поселков опасаются, что бездумное строительство дамб проблему не решит, но может иметь печальные последствия для них — вода будет искать другие пути и топить другие микрорайоны.

Темы:
Большая вода (96)
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Снежные барсы. Архивное фото

    Международный саммит по сохранению барсов: в Кыргызстане наблюдается конфликт между необходимостью развивать отдаленные районы страны и защищать окружающую среду.

  • Молодежь Душанбе. Архивное фото

    Парламент Таджикистана запретил школьникам и студентам приезжать на занятия за рулем автомобиля.

  • Мужчина держит наручники

    Бывшего сотрудника ООН, обвиненного в шпионаже и растрате, освободили после 11 лет в узбекской тюрьме – в ООН его арест считают несправедливым.

  • Присягу приняли последние в этом году призывники, архивное фото

    Уклонение от обязательной военной службы в Литве грозит тюремным заключением до трех лет.

  • Президент Молдовы Игорь Додон

    Президент Молдовы прокомментировал решение правительства обратиться в ООН с просьбой обсудить вывод российских военных из Приднестровья.

  • Александр Ковалев

    Эстония может провести первое в мире государственное ICO, предложив участникам программы новую криптовалюту — estcoin.

  • День Государственного флага Республики Южная Осетия

    Южная Осетия готовится к празднованию девятой годовщины признания независимости республики Россией.

  • Снежные барсы. Архивное фото

    Международный саммит по сохранению барсов: в Кыргызстане наблюдается конфликт между необходимостью развивать отдаленные районы страны и защищать окружающую среду.

  • Мужчина держит наручники

    Бывшего сотрудника ООН, обвиненного в шпионаже и растрате, освободили после 11 лет в узбекской тюрьме – в ООН его арест считают несправедливым.