04:32 20 Августа 2017
Прямой эфир
Национальный Научный Медицинский Центр Астаны. Подготовка к операции на сердце

Врач: игнорируя проблему донорства, мы не оставляем пациентам шанса выжить

Баубек Коныров
Общество
Получить короткую ссылку
75 0 0

АСТАНА, 5 окт — Sputnik, Айсулу Жумагулова. Начальник отдела хронической сердечной недостаточности Национального научного кардиохирургического центра Карашаш Абауова в интервью агентству "Новости-Казахстан" рассказала о проблемах развития донорства сердца в стране.

- Сколько центров в Казахстане на сегодня занимаются пересадкой органов?

— Трансплантационных центров в Казахстане девять. Министерством здравоохранения и социального развития утверждены специальные требования и критерии к трансплантационным клиникам, обязательно должна быть гослицензия, специальное оборудование, команда подготовленных специалистов. Например, в Астане в Национальном центре материнства и детства проводится трансплантация почек детям – от родственников или посмертных доноров. Они сейчас готовятся к пересадке печени детям. Есть также Национальный центр онкологии и трансплантологии – здесь проводится трансплантация печени, почек и костного мозга взрослым. В национальном научном хирургическом центре имени Сызганова в Алматы проводят трансплантацию печени, почек, поджелудочной железы взрослым. Мы занимаемся пересадкой сердца, готовимся к пересадке легкого, комплекса сердце-легкое.

- Как проходит процедура нахождения доноров?

— Есть такое понятие как смерть головного мозга – это особое состояние, когда происходит тотальная гибель клеток мозга и функция мозга полностью утрачивается. Для спасения больного сделать уже ничего невозможно. Деятельность органов, в частности, органов дыхания, кровообращения и сердца поддерживается искусственно. Такие пациенты чаще всего появляются после обширных инсультов или различных травм головного мозга. По нашим законам, в соответствии с международными подходами, смерть мозга приравнивается к смерти человека.

Для определения или констатации смерти мозга в стационаре, где находится донор, собирают врачебную комиссию, проверяют клинически и инструментально в соответствии с определенными правилами. Если смерть мозга не подтверждается, то, естественно, пациента продолжают лечить и выхаживать. Реализация программы трансплантации с другой стороны помогает точно определить степень критичности состояния пациента и улучшить выживаемость. Уже не махнешь рукой: а! травма черепа, не выживет.

Если смерть мозга подтверждается, то трансплантационные координаторы должны получить согласие родственников на донорство органов. По нашему законодательству мы с вами все — потенциальные доноры, так как у нас действует презумпция согласия на изъятие органов. Но программа только начала продвигаться, поэтому беседуют с родственниками, объясняют ситуацию, получают их добровольное письменное согласие.

Координатор в регионе узнает все необходимые медицинские данные о доноре органов — вес, рост, группу крови, как произошла травма или инсульт. Проверяют на инфекции, ВИЧ, СПИД, гепатит – их, конечно, быть не должно. Наш центр занимается сердцем, поэтому мы запрашиваем сведения о состоянии сердца. Для нас нужно, чтобы функция сердца была хорошая, без видимых грубых патологий.

Для того, чтобы привезти из донорского стационара сердце от донора для трансплантации необходимо максимально сократить время ишемии (уменьшение кровоснабжения — ред.), то есть, должно пройти не более четырех часов. Если выше четырех часов – клетки погибают из-за недостатка кислорода, эффективность операции снижается, возникает риск отторжения этого пересаженного сердца. Система у нас отработана – из дальних регионов республики сердце везут в специальном контейнере или аппарате на скорой в сопровождении дорожной полиции, затем на самолете, затем вновь на скорой. В одной трансплантации часто участвует до 300 трехсот специалистов различного профиля, в том числе и МЧС. Все ради спасения одного человека.

- За чей счет осуществляются операции?

— Все операции для пациентов, которые ожидают трансплантации, покрываются полностью бесплатно, за счет государства. Стоимость одной трансплантации в среднем около 20 миллионов тенге – это вместе с транспортировкой.

- Cколько операций по пересадке сердца сделано на сегодняшний день?

— С начала этого года 18. Пересадка сердца была впервые проведена в августе 2012 году, с того момента всего 27 трансплантаций сделано в нашем центре.

- Сколько человек в Казахстане сейчас нуждаются в пересадке сердца?

— На сегодня в нашем листе ожидания состоят 75 человек, из них сердце ожидают 54 человек, 21 – легкое или комплекс сердце-легкие. Этот список ежедневно пересматривается и обновляется. По словам нашего руководителя Юрия Владимировича (Пя — председатель правления Национального научного кардиохирургического центра – ред.), Казахстан покроет свою потребность, когда мы будем делать 200 трансплантаций в год – и это только трансплантаций сердца! А мы провели всего лишь 18 с начала года и радуемся. Это капля в море.

Согласно грубым подсчетам, по республике на сегодня около семи тысяч человек нуждаются в пересадке органов и ткани.

Многих ожидающих по несколько раз вызывают сюда. Смотрят: группа крови, примерно подходит. Из 5-6 человек орган подходит только одному счастливчику. Представьте, по несколько раз они могут сюда прилететь и улететь ни с чем. Чем больше было бы доноров, тем больше шансов выжить у них бы было. Мы не даем им шанса. Средний возраст ожидающих где-то 30-40 лет.

У пациентов, которые дожидаются трансплантации сердца, высока вероятность умереть в первый год, так и не дождавшись сердца. У нас они годами ожидают и не дожидаются. Когда в той же Хорватии время ожидания любого донорского органа – около месяца. У детей еще меньше – до месяца.

После операции пациенты проходят реабилитацию, ее длительность сугубо индивидуальна. Даже выйдя из больницы, они должны наблюдаться у врачей, следить за параметрами здоровья, пить таблетки, соблюдать диету, режим, избегать инфекций.

- По Вашему мнению, что мешает развитию посмертного донорства в стране?

— Основными барьерами в развитии донорства сердца, я считаю, являются сами медработники. Многие руководители не хотят сообщать, или специалисты не умеют констатировать смерть мозга или у них нет специальной аппаратуры. От них требуется лишь один звонок трансплантационному координатору, что есть такой потенциальный донор. Надо обучать медработников, ввести в медицинских вузах норму, согласно с которой анестезиологи, реаниматологи думали не только о том, как спасти человека, но, если он умирает, помнить об очереди людей на донорские органы.

Со стороны министерства здравоохранения должна быть единая политика поддержки этой программы. Есть законодательство, есть кодекс "О здоровье народа и системе здравоохранения", в 2009 году он был принят. Там четко и ясно про трансплантацию расписано. Да, государство выделяет деньги на проведение этих операций, тем не менее, программа трансплантологии не продвигается. Должна быть мощная информационная пропаганда, популяризация. В Хорватии, например, проводятся общенациональные дни донорства. У нас есть общенациональные дни донорства крови. Но кровь – это другое, сдал безболезненно и все. Донорство органов – это больше. Пока лично не коснется человека, он не хочет думать и разговаривать об этом.

Министерство должно поддерживать, проверять клиники – почему, если донор был, не спросили согласия родственников на донорство? Нужно подтверждать смерть мозга или исключить ее независимо от того, будет человек донором или нет. Это должно быть обязательно.

У нас нет правил констатации смерти мозга у детей. Если ребенок стоит у нас в листе ожидания, он не получит сердце и будет обречен. Маленького донора просто не будет, ребенку никто не констатирует смерть мозга. Государство выделяет деньги на операции за рубежом детям, но не все могут туда попасть.

От одного донора можно взять от четырех до восьми органов: две почки, печень, сердце, часть кишечника, поджелудочная, глаза. Все возможности есть – у нас есть специалисты, которые проводят подобные операции, клиники такие, но нет доноров. Потребность огромная, но доноров нет.

Нужно говорить об этом в семье. Если с человеком случается горе — он поступает в реанимацию, все решает семья. Семья садится и говорит: да, его воля была такой, он хотел быть донором, он хотел кому-нибудь помочь, чтобы его сердце или другой орган жил в другом человеке. Он может кого-то спасти, это большое дело.

Если смотреть с религиозной точки зрения, то ни одна религия не противоречит донорству и трансплантации. Духовное управление мусульман давало нам разъяснение касательно донорской трансплантации. Ислам приветствует донорство, если оно происходит добровольно. А в Испании, например, на дверях церкви пишут "Не забирайте свои органы на небеса, они вам там не пригодятся".

- Получают ли родственники вознаграждение за донорские органы?

— Это хороший вопрос, и я считаю, что он тормозит развитие программы. Социально-экономическое положение у некоторых наших граждан не совсем хорошее, некоторые живут за чертой бедности. Часто мы сталкиваемся, когда многие не знают, как похоронить родственника. Элементарно оплатить ритуальные услуги, провести поминки. Мы видим, как люди по два-три дня не забирают тело своего родственника из морга.

Если бы государство оказывало бы соцподдержку родственникам доноров в этом вопросе, я думаю, это бы стимулировало развитие донорства. Нужна поддержка семье, это тоже международный опыт. Например, в Чехии, где государство дает некую сумму на погребение. В Хорватии клиника, которая предоставила потенциального донора, получает единовременное вознаграждение от государства.

Вообще у нас торговля органами запрещена и карается законом, могут дать срок.

-  Согласились ли бы вы завещать свои органы другим людям?

— Конечно. Я об этом говорю своей семье, у меня взрослые дети. Говорю: если со мной что-то случится, я, в принципе, не возражаю, потому что мне уже ничего не надо будет. Если органы будут в хорошем состоянии, почему бы не спасти? Все равно они просто сгниют в земле.

Никто ни от чего не застрахован. И завтра никто не может сказать точно, что он или его близкие не будут нуждаться в трансплантации. Поэтому каждый человек должен проявить милосердие, взять на себя ответственность и поговорить об этом в семье. Например, мать утром уходит на работу, с ней случается инсульт, спасти ее невозможно. Дочери потеряны, как разговаривать в этой ситуации? Все было бы проще, если бы в семье заранее поговорили бы об этом.

Донорство органов – это проблема с этически очень тонкой гранью. И разговаривать о ней очень сложно, но жизненно необходимо.

Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Куча национальных монет на столе. Архивное фото

    Евразийская экономическая комиссия прогнозирует рост экономики Кыргызстана.

  • Татьяна Хужина

    В Душанбе в закрытом режиме проходит третье судебное заседание по делу россиянки, обвиняемой в контрабанде старинной монеты. Ее адвокат надеется на оправдательный приговор.

  • Полицейский патруль

    Причиной драки с участием 200 человек в Нижнем Новгороде могла стать ссора азербайджанца и узбека.

  • Прямая трансляция судебного заседания над Грачья Арутюняном, осужденным в России водителем, в Армении.

    В Армении началось заседание комиссии по делу Грачьи Арутюняна, признанного в России виновным в ДТП, в котором погибли 18 человек. Его могут освободить досрочно.

  • Председатель Думы Астраханской области Игорь Мартынов

    Председателя Думы Астраханской области не впустили в Грузию, предположительно, из-за посещения им Южной Осетии.

  • Марис Риекстиньш

    Новый посол Латвии в России рассказал, что больше всего интересует его страну в рамках двусторонних отношений.