07:52 06 Декабря 2019
Прямой эфир
  • USD385.76
  • EUR427.89
  • RUB6.04
Архивное фото воспитательной колонии

За колючей проволокой: правозащитники озвучили ситуацию с пытками

© Sputnik / Александр Кондратюк
Общество
Получить короткую ссылку
108110

В идеале и на бумаге тюрьма – место для исправления человека, но может ли пенитенциарная система обеспечить соблюдение прав человека даже в таких учреждениях

АСТАНА, 22 фев — Sputnik, Айгюзель Кадир. Тысячи казахстанцев проводят от нескольких месяцев до пожизненного заключения в четырех стенах казенных домов в зависимости от тяжести совершенного преступления. Строгая дисциплина и почти военный распорядок – характерный принцип работы мест не столь отдаленных почти во всех странах на постсоветском пространстве. В идеале и на бумаге тюрьма – место для исправления человека. Но ожидание с реальностью совпадает редко. По мнению экспертов, за 25 лет независимости Казахстану не удалось на сто процентов защитить права заключенных. А ведь должны быть защищены хотя бы по одной причине – они тоже люди.

Гриф "секрет": павлодарское дело

В 2015 году в исправительное учреждение Павлодарской области неожиданно нагрянула проверка. На теле около 30 осужденных были обнаружены следы от побоев. Жалобы потерпевших стали началом для открытия уголовного дела. Вот только вскоре оно было прекращено: осужденные отказались от прежних слов.

"Около 30 человек среди осужденных подали жалобы участникам национального превентивного механизма. Они позволили сфотографировать все те повреждения, которые у них были. Этот отчет был направлен уполномоченному по правам человека с подробными фото, фамилиями, которые называли осужденные. Результат – нулевой. Расследование проводил не спецпрокурор, а управление собственной безопасности департамента внутренних дел, которое за два месяца даже не провело судебно-медицинскую экспертизу", — говорит адвокат Светлана Ковлягина.

Она утверждает, что факт сокрытия преступления двухлетней давности уже имеет трагичное последствие – смерть заключенного из павлодарской колонии Бахытжана Абдикаримова тому подтверждение.

"Тогда в 2015 были применены спецсредства относительно заключенных. Уголовное дело было прекращено в связи с тем, что эти осужденные отказались от своих жалоб. Если бы в 2015 году по этому вопиющему факту приняли меры к тем сотрудникам, чьи фамилии называли осужденные, то в 2016 году не было бы случая с Абдыкаримовым. Сейчас же звучат практически те же фамилии", — поясняет адвокат.

"Псевдоконтроль" над тюрьмами

В местах лишения свободы не место лишению человечности. Об этом неоднократно заявляют правозащитники и общественные организации.

Председатель общественной наблюдательной комиссии (ОНК) по мониторингу прав человека в тюрьмах Алматы и Алматинской области Ардак Жанабилова вот уже в который раз бьет в набат о проблемах государственной системы, которые не позволяют добиться полной защиты прав человека в тюрьмах. По ее словам, "системе есть чего бояться".

"Существует норма, которая определяет, что общественная наблюдательная комиссия за сутки должна уведомлять администрацию учреждения о своих визитах. А раньше 10 лет мы работали без этого уведомления.  И почему-то последние два года это уведомление вдруг понадобилось сотрудникам уголовно-исполнительной системы. Уведомление за сутки ограничивает нас в правах", — заявляет правозащитник.

С ней согласна и адвокат Светлана Ковлягина, по словам которой не то что за сутки до визита, а даже за 20 минут в исправительных учреждениях, действительно, все можно исправить. Например, спрятать избитых заключенных, убрать свидетелей, улики.

"Обязанность ОНК предоставлять письменные отчеты тоже упущена. К сожалению, наши коллеги считают, что у них нет такой обязанности. Государственные органы должны письменно отвечать на наши вопросы по мере возможности. Вдобавок, из числа членов ОНК исключены адвокаты. Это не способствует качественному оказанию юридических услуг. Заключенные хотят слышать ответы на вопросы о своих уголовных делах", — указывает и на другие проблемы Ардак Жанабилова.

Государство ограниченных возможностей

В места лишения свободы, как известно, попадают и люди с ограниченными возможностями. По международным стандартам государство должно обеспечивать их элементарными условиями для человеческой жизнедеятельности. Снова несовпадение по принципу "ожидание – реальность".

"Во многих исправительных учреждениях нет специальных унитазов для людей с ограниченными возможностями. Мы, ОНК, предлагали вариант обеспечить учреждения "стульчаками", чтобы инвалиды могли нормально присесть. Пока система не сделала такого уникального учреждения, где было бы на сто процентов комфортно отбывать наказание инвалидам", — говорит Ардак Жанабилова.

Но даже это еще не конец печальной казенной истории. Как утверждают специалисты, сегодня в Казахстане многие исправительные учреждения не имеют канализацию. Вместо нее – "старые добрые" выгребные ямы. А сами здания – постройки барачного типа XIX века.

Дальше – больше. Места лишения свободы в стране стали синонимом лишения гендера. Всего в республике насчитывается шесть колоний для женщин. Однако, по словам председателя ОНК. "ни одна из женских учреждений Казахстана не соответствует никаким стандартам – ни национальным, ни международным".

"Все тюрьмы построены под мужчин и для мужчин. И там учитываются только мужские потребности.  Загнать женщину в такое учреждение – уже нарушение прав человека. Для женщин нет специализированных больниц-тюрем, психиатрических тюрем для женщин. Для мужчин это все есть", — добавляет Ардак Жанабилова.

От греха подальше

Осужденные лица рано или поздно возвращаются в тот самый социум, из которого когда-то вышли. Семейные ценности и обеспечение условий для исправления – вот, что действительно важно, твердят правозащитники. Так, еще один камень преткновения – вопрос о локации осужденных.

Региональный директор организации "Международная тюремная реформа" Азамат Шамбилов по этому поводу выражает свою обеспокоенность.

"Осужденный, который находится в местах лишения свободы, должен отбывать наказание максимально близко к тем местам, где он живет. Это обеспечивает связь с родственниками, встречи с родителями, детьми. Они должны в определенной степени сохранять семейные связи, которые будут способствовать возврату обратно в общество", — говорит он.

Наши заслуги за четверть века

Согласно отчету представительства организации "Международная тюремная реформа", на сегодняшний день Казахстан занимает 48-е место в международном тюремном рейтинге с индексом 202 осужденных на 100 тысяч граждан страны. Если сравнивать с цифрами на начало 2016 года, когда наша страна была на 55 месте, ситуация ухудшилась.

Каждый шестой осужденный не может в дальнейшем трудоустроиться.

"Вспомните, господина Пихутько (прим. — из города Павлодар). Он был раньше заключенным. Не смог трудоустроиться, потому что у него везде требовали справки. Мы человека довели до такого состояния, что он жил в люке долгие годы и там же женился. В XXI веке мы не можем обращаться с нашими гражданами таким образом. Мы должны создавать определенные условия для тех лиц, которые освобождаются в общество", — говорит Азамат Шамбилов.

Каждое преступление, независимо от тяжести, карается законом. Но не тем негласным законом, руководствоваться которым могут позволить себе те, кто наделен высокими полномочиями. Человек, который в исправительных учреждениях испытывает физическое и психологическое давление, по всей вероятности выйдет на свободу без всякой надежды на справедливость. И что будет делать он дальше? Ответ на этот вопрос может быть самым непредсказуемым.

Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik