05:25 24 Августа 2017
Прямой эфир
Собака в клетке

Собачьи выводы: урок гуманизма для акимата Алматы

© Sputnik / Сергей Ким
Общество
Получить короткую ссылку
100993

Алматинский акимат отреагировал на прокурорскую проверку собачьего питомника, которая в начале апреля выявила множество нарушений. Уже сегодня чиновники заявили: методы отлова животных гуманизируют. А в планах – построить новое здание и установить просторные клетки вместо издевательски маленьких

АСТАНА, 26 апр — Sputnik, Сергей Ким. Перед входом в изолятор временного содержания для собак и кошек в Алматы сегодня целая мини-выставка: в питомник пригласили журналистов после претензий прокуратуры. Возможно, хотели продемонстрировать, что не все так плохо, как заявляет надзорный орган.

Перед представителями акимата и СМИ — столы, а на них − новые петли, усыпляющие дротики, сухие корма. Последние, видимо, в пику утверждениям некоторых зоозащитников о голодающих псах и кошках. А еще − намытые грузовички, сотрудники службы отлова, выстроенные в ряд, щурящиеся под неожиданно жарким солнцем и явно скучающие. Перфоманс такого рода вполне обычен во многих госучреждениях по приезду высокопоставленных гостей: все лучшее, как говорится, на стол.

Корм для животных
© Sputnik / Сергей Ким
Корм для животных

О причинах выставочного креатива можно только догадываться. Но факт остается фактом: всего две недели назад природоохранная прокуратура распространила возмутительные результаты проверки: клетки питомника не рассчитаны на крупных собак. Да и тех, что помельче, набивают битком. Самозатягивающиеся петли сделаны из слишком тонкой проволоки (1,5 миллиметра диаметром при положенных "общемировыми нормами" 6 миллиметров). Да и затраты на отлов, содержание и усыпление одной собаки прокуроров насторожили: по их данным, тратится чуть более 500 тенге, при том, что выделяется на эти цели почти 7 тысяч.

Как бы то ни было, чиновники рискнули показать собачий изолятор десяткам журналистов, правда, сгладив обстановку свежевыкрашенными клетками, отмытыми перед приездом полами питомника и готовностью к неудобным вопросам – подготовились, действительно, неплохо. Но об этом чуть позже.

Клетки для бродячих кошек и собак
© Sputnik / Сергей Ким
Клетки для бродячих кошек и собак

Гелевое покрытие

"Любите ли вы собак?" – со всепобеждающей настойчивостью работящего проповедника спрашиваю я, едва поздоровавшись, у Салавата Бектемисова, директора изолятора. Звуковой фон мизансцене соответствует: из помещения неподалеку, похожего на ангар, раздается собачье подвывание.

"Конечно люблю! – не отводя взгляда, удивленно отвечает директор, замерев у столика со шприцами и удавками. – У меня дома две собаки!".

Разговор явно заладился.

"У природоохранной прокуратуры возникли вопросы к толщине петли − должна быть 6 миллиметров, здесь сколько?" – спрашиваю я, показывая на металлическую палку с самозатягивающейся удавкой из тонкого троса.

Сотрудник службы отлова демонстрирует прием с удавкой
© Sputnik / Сергей Ким
Сотрудник службы отлова демонстрирует прием с удавкой

"Защитники постоянно требовали изоляцию сделать, после этого травм уже меньше стало. Если хотите, продемонстрируем, у нас чучело есть", — начинает презентацию для подоспевших журналистов Салават Абдимажиевич, под изоляцией понимая то же, что и электрики – в новом типе петли трос заключен в пластиковую оболочку, несколько утолщающей удавку.

До демонстрации на чучеле, правда, дело не дошло – находится случайный консультант-ветеринар в деловом костюме. Он готов предоставить для эксперимента руку. Бектемисов ловко накидывает на нее петли – сначала старого образца, затем нового.

"Ну и как? Больно?" – не скрывая иронии, спрашиваю я у смущенного ветеринара.

"Нет, вообще. Здесь гелевое покрытие!" – c готовностью отзывается тот.

Директор изолятора для бродячих животных Салават Бектемисов
© Sputnik / Сергей Ким
Директор изолятора для бродячих животных Салават Бектемисов

"Когда прокуратура вас проверяла, вы применяли старые удавки, получается? Она ошиблась, по вашему мнению?" – задаю логически верный вопрос Бектемисову.

"Не ошиблась, смотрите, на трос, — вновь взмахивает морально устаревшей конструкцией директор. – Нигде законом не прописано — "сантиметр", "шесть сантиметров".

Тут же он рассказывает, что несколько лет назад для государственной службы отлова выделили скотомогильник. Теперь трупы животных свозят туда. Куда свозили животных "частники" – а раньше они занимались отловом по результатам тендеров – Бектемисов ответить затруднился, это большой вопрос и для него.

По словам директора, каждая из десяти бригад отлавливает до двенадцати собак в день, четыре ямы скотомогильника уже заполнены до краев.

"По результатам прокурорской проверки, на отлов, содержание, усыпление тратится чуть больше 500 тенге, при том, что выделяется больше 6 тысяч…", – подхожу я к главной теме.

"К этому вопросу я подготовился", — с обезоруживающей откровенностью начинает Бектемисов.

"Трехдневное кормление 147 тенге, расход на обработку помещения 27 тенге, усыпление 57 тенге, "Листенон"; основной расход – 3 057 тенге, зарплата… машины купили, автобус есть – амортизация идет, я куда это дену – 527 тенге. Сумма затрат на прочие расходы – 1 654 тенге. Потом, сами знаете, день за днем все дорожает. Итого получается 6 865 тенге", — рассказывает, оживленно листая бумаги, директор изолятора.

"Здесь идет политика финансирования: они (прокуроры. – прим. ред.) имеют в виду размер оклада по закону о госслужащих, а мы работаем по закону о госимуществе, статья 138 – форма оплаты труда, штатное расписание, система премирования… определяется государственным предприятием на праве хозведения самостоятельно, в пределах фонда оплаты труда. Мы государственное коммунальное предприятие на праве хозведения. Мы законно работаем", — продолжил Бектемисов.

"А то, что прокуроры говорят о нескольких собаках в одной клетке, несоответствии размеров…", – прищуриваюсь я.

"Это вопрос не ко мне. Мы арендуем это помещение. Больше в Алматы нет такого предприятия. Мы хотим-не хотим, нам приходится работать. Вынуждены", — вновь обезоруживает откровенностью директор.

Чья собака?

Сотрудник службы отлова Бахыт Нурбек показывает травму – собака откусила палец. Нурбек ловит бездомных животных уже десять лет. Зарплата — 110 тысяч тенге.

Сотрудник службы отлова бродячих животных показывает травмированный палец
© Sputnik / Сергей Ким
Сотрудник службы отлова бродячих животных показывает травмированный палец

Демонстрация службы продолжается. К открытой перевозной клетке подводят ухоженную легавую — дратхаара. Сотрудник бросает в клетку лакомство, собака радостно забегает внутрь, дверца падает.

− "Это отловленная собака?" – громко интересуюсь я. − Говорят, собака одного из сотрудников. Какая порода, интересно? – некстати проверяю кинологические познания директора изолятора Бектемисова.

− "Не знаю. Какая разница, они для меня бродячие, или нет", — отвечает тот.

Заходим в помещение, уставленное клетками. В ангаре изолятора полы мокрые – видимо, не успели высохнуть перед генеральной уборкой. Некоторые клетки явно перенаселены – по три собаки, обреченно сидящих-лежащих в ожидании, скорее всего, смерти.

  • Собака в клетке
    Собака в клетке
    © Sputnik / Сергей Ким
  • Изолятор временного содержания для собак и кошек
    Изолятор временного содержания для собак и кошек
    © Sputnik / Сергей Ким
  • Удавка для отлова собак
    Удавка для отлова собак
    © Sputnik / Сергей Ким
  • Собака в изоляторе для бродячих животных
    Собака в изоляторе для бродячих животных
    © Sputnik / Сергей Ким
  • Служба по отлову бродячих животных
    Служба по отлову бродячих животных
    © Sputnik / Сергей Ким
  • Собаки в клетке
    Собаки в клетке
    © Sputnik / Сергей Ким
  • Препараты для усыпления животных
    Препараты для усыпления животных
    © Sputnik / Сергей Ким
  • Собака в клетке
    Собака в клетке
    © Sputnik / Сергей Ким
1 / 8
© Sputnik / Сергей Ким
Собака в клетке

Алабаи и овчарки, вышедшие габаритами, занимают практически все пространство металлических коробок. На некоторых прутьях едва заметные красные следы, похожие на кровавые мазки. Впечатление гнетущее.

Обращаюсь к заместителю управления сельского хозяйства и ветеринарии Нурлану Карабатырову – готовы ли городские власти менять ситуацию.

"Вопросы отлова, содержания, умерщвления никакими нормативными актами не регулируются. Только на основании правил. Каждый регион на своем уровне утверждает правила. Мы хотим сотрудничать с обществом защиты животных, других организаций, хотим взять опыт других государств − более гуманный, чтобы другие регионы на нас ориентировались. На комиссии выделили один гектар земли в Алатауском районе для строительства нового изолятора. Мы не говорим, что у нас хорошо, мы показываем, какие проблемы есть, рассказываем, какие перспективы, какие планы, к чему мы стремимся. На ближайшей сессии маслихата будет рассматриваться (финансирование строительства. – прим. ред.)", − рассказывает Карабатыров.

Заместитель управления сельского хозяйства и ветеринарии акимата Алматы Нурлан Карабатыров
© Sputnik / Сергей Ким
Заместитель управления сельского хозяйства и ветеринарии акимата Алматы Нурлан Карабатыров

По его словам, в новом изоляторе будут соблюдены все международные нормы.

Почему эти нормы не соблюдены сейчас – вопрос, скорее, риторический, да и не к относительно недавно назначенному Карабатырову.

"Эту встречу вы организовали после публикации выводов прокуроров. Это совпадение?" – задаю последний вопрос директору питомника.

"Негуманное устранили. Мы это делали, но они чуть-чуть опередили. Проверка позавчера закончилась", — отвечает Бектемисов, так и не поведав ничего о воле случая.

Три пары собачьих глаз грустно смотрят на меня из клетушки.

Собака в клетке
© Sputnik / Сергей Ким
Собака в клетке

 

Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Снежные барсы. Архивное фото

    Международный саммит по сохранению барсов: в Кыргызстане наблюдается конфликт между необходимостью развивать отдаленные районы страны и защищать окружающую среду.

  • Молодежь Душанбе. Архивное фото

    Парламент Таджикистана запретил школьникам и студентам приезжать на занятия за рулем автомобиля.

  • Мужчина держит наручники

    Бывшего сотрудника ООН, обвиненного в шпионаже и растрате, освободили после 11 лет в узбекской тюрьме – в ООН его арест считают несправедливым.

  • Присягу приняли последние в этом году призывники, архивное фото

    Уклонение от обязательной военной службы в Литве грозит тюремным заключением до трех лет.

  • Президент Молдовы Игорь Додон

    Президент Молдовы прокомментировал решение правительства обратиться в ООН с просьбой обсудить вывод российских военных из Приднестровья.

  • Александр Ковалев

    Эстония может провести первое в мире государственное ICO, предложив участникам программы новую криптовалюту — estcoin.

  • День Государственного флага Республики Южная Осетия

    Южная Осетия готовится к празднованию девятой годовщины признания независимости республики Россией.

  • Снежные барсы. Архивное фото

    Международный саммит по сохранению барсов: в Кыргызстане наблюдается конфликт между необходимостью развивать отдаленные районы страны и защищать окружающую среду.

  • Мужчина держит наручники

    Бывшего сотрудника ООН, обвиненного в шпионаже и растрате, освободили после 11 лет в узбекской тюрьме – в ООН его арест считают несправедливым.