02:39 10 Августа 2020
Прямой эфир
  • USD418.17
  • EUR494.07
  • RUB5.68
Общество
Получить короткую ссылку
9 мая: этот день мы приближали как могли (199)
4917150

Ветеран Великой Отечественной войны Бисенгали Джубаниязов вспоминает, как железный портсигар и серебряная ложка, подаренная сестрой, спасли его от фашистской пули

АСТАНА, 4 мая — Sputnik, Катерина Клеменкова. В июне 1941 года жизнь вчерашнего сорванца и школьника Бисена Джубаниязова изменилась. Учеба закончилась. Началась тяжелая работа сначала на оборонном заводе, а потом и на железной дороге — где помощь нужна, туда и отправлялся ранним утром. Но мечтал он только об одном — как уйдет на фронт, как вернется героем с медалями, как будет им гордиться отец…

О том, как уходили на фронт

В декабре 42-го 17-летнего Джубаниязова признали годным к военной службе. "Я хотел воевать. Хотел идти добровольцем на фронт. А меня направили в Рижское военно-пехотное училище, где готовили офицеров", — спустя семьдесят пять лет ветеран Бисенгали Айтжанович вспоминает о том, как торопился на фронт.

Рижское военно-пехотное училище в 1941-м было эвакуировано в Стерлитамак, куда и отправили 17-летнего добровольца, а спустя два месяца его перевели в Тоцкие военные
лагеря Чкаловской области (ныне Оренбургская область — прим. ред.) для военной подготовки.

В 1943 году армии нужны были солдаты, и времени на учебу давали все меньше. Боевая подготовка и сколачивание подразделений велись ускоренными темпами. Два месяца в Рижском училище, четыре месяца в Чкаловском военном лагере, и уже в июле Джубаниязова отправляют на войну рядовым солдатом.

"Война — это страшное горе, смерть, кровь, боль… Но тогда, мальчишками, мы этого не понимали. Хотелось поскорее на фронт: тах-пах — и медаль "За отвагу", еще тах-пах — и с победой домой! Это было наивно, но я в это верил. Поэтому первые дни на войне мне показались нестрашными. Как будто игра в войнушку, — продолжает свой рассказ Бисенгали Айтжанович. − Но когда начали разрываться снаряды, когда увидел убитых и раненых, когда увидел кровь — вот тогда почувствовал, что это действительно война. И с каждым месяцем становилось все жестче".

Об оружии

"Немцы воевали очень организованно и оснащены технически были намного лучше, чем мы. У них − автоматическое оружие, у нас − винтовки. Немецкое вооружение намного превосходило наше. У них не ржавеет, а наше оружие изъедено коррозией, — вспоминает Бисенгали Айтжанович. — В первый день мне дали винтовку, а я был маленький, взял на
ремень винтовку — приклад по земле волочится. Ну, я в первом же бою бросил винтовку и у убитого солдата взял автомат и пошел дальше".

Бисенгали Джубаниязов
© Photo : из личного архива Бисенгали Джубаниязова
Бисенгали Джубаниязов

О боевом крещении

Боевое крещение Бисенгали Джубаниязов принял в знаменитых боях под Смоленском, за освобождение города Духовщины. "Нам предстояло прорвать оборону противника, освободить Духовщину, а потом дальше наступать в направлении Смоленска", — вспоминает он.

Эта операция являлась составной частью общего наступления в летне-осенней кампании 1943 года и имела большое стратегическое значение. Войска Калининского фронта должны были своим левым крылом нанести удар по Духовщине и, соединившись с войсками правого крыла Западного фронта, разгромить немцев.

"С первого часа бой принял ожесточенный и кровопролитный характер. В наступление шли во весь рост. Быть на войне страшно, а вот так вот идти в атаку страшно вдвойне. Я очень боялся отстать от своих товарищей, боялся, чтобы не обвинили в трусости, насмешки не сделали надо мной. Бежал вместе со всеми, спотыкался, падал, поднимался и бежал дальше, кричал "Ура!", видел, как падали и уже не поднимались бежавшие рядом солдаты. Впереди рвались мины и снаряды, стрельба становилась ожесточеннее. За два дня нашу дивизию практически полностью уничтожили".

Бисенгали Джубаниязов
© Photo : из личного архива Бисена Джубаниязова
Бисенгали Джубаниязов

Про главный секрет армии

"На войне все друзья, все братья, никого чужого нет — все родные. Не зря говорят однокашники — кашу вместе ели. Мы жили как одна семья, могли доверять друг другу, надеяться друг на друга", — говорит ветеран.

Он уверен, что не бывает солдат, которые не боятся. "Когда мины разрываются, снаряды падают, пули летят, тут не находишь места, куда бы спрятаться. На каждую щель, каждый камень смотришь как на защиту. Когда на учениях командир говорил, что надо быстрее окапываться, мы это в шутку воспринимали, а когда пули косить начали, то зарывались в землю быстрее, чем любой крот. Бывает, что на короткой перебежке окапываться некогда, тогда ищешь рельеф местности. А когда немного передышка, зарываешься в землю лопатами. Если ранен, остался там, если убит — тем паче, а живой — продолжаешь выполнять поставленное задание — только вперед", — говорит Бисен Джубаниязов.

Ветеран уверен, что это был один из главных секретов стойкости нашей армии. "Иногда в кино показывают, что раненых боевых товарищей поднимают и тащат назад. На самом деле нельзя было этого делать. Все должны идти только вперед. А сзади шли санитары и подбирали раненых. Я помню, под Смоленском рядом со мной в наступление шел здоровый, бородатый узбек, и вдруг ему пуля живот разрывает. Он руками живот схватил, чтобы все, что внутри, наружу не выпало, а я даже не мог вернуться, чтобы хоть как-то помочь, потому что любой шаг назад — это отступление. Нельзя даже оглядываться — только вперед", — вспоминает ветеран.

Больше того узбека Джубаниязов не видел. В 1943 году под Смоленском Джубаниязов тоже получил ранение.

Про то, как был ранен

"Когда уходил на войну, мне сестра положила в карман большую серебряную ложку. А я еще в этом кармане держал железный портсигар, вот эти две вещи, можно сказать, спасли мне жизнь. Разрывная пуля попала в портсигар, затем, согнув ложку, пробила ногу и вылетела насквозь, не задев кость. Сколько лежал без сознания, не помню, помню только, что сначала очнулся от того, что солнце печет. Попытался встать, но не смог. Смотрю — весь в крови, тогда и понял, что ранен. Портянками перевязал рану и снова потерял сознание. Второй раз очнулся уже в конной повозке".

Его отправили лечиться в госпиталь под Ленинградом. Рана очень долго не заживала, поэтому Джубаниязова перевели в другой госпиталь — в Калинине, потом в еще один — в Бокситогорске, а потом еще — в Вологде. За это время он перенес несколько операций.

Про Северный фронт

После ранения Бисенгали Джубаниязова перебросили на Северный фронт.

"Когда поправился, в 1944 году повторно пошел на формирование. Попал в береговую охрану на Северный фронт. Нас по Белому морю доставили в город Мезень Архангельской области. Здесь ожесточенных боев не было — тяжелый труд и постоянное чувство голода. Во время войны пароход доставлял провизию в Мезень только один раз в год. Еду надо было экономить. А каждое утро начиналось с кружки настоя хвои. Бочка с настоем стояла рядом с дверью и там же кружка на цепи — выходишь из комнаты и в обязательном порядке выпиваешь полную кружку. Тогда мы так от цинги спасались", — говорит он.

В Мезене Джубаниязов прослужил до конца войны. Там же встретил Победу.

О Победе

"Когда узнал о Победе — это невероятная радость была! Как сейчас помню стрельбу 10 мая 1945 года. Выбежали на улицу, а там — кто плачет, кто смеется и пляшет, а кто в небо палит, как сумасшедший. Это Победа!!! Все радовались Победе и тому, что скоро домой!", — вспоминает ветеран.

Но Бисенгали Айтжанович прослужил в Мезене до июня 1946. Затем восстанавливал разрушенные войной Петрозаводск и Архангельск. Демобилизовался он только в 1950 году. Отец рядового Джубаниязова не увидел орденов на груди сына. Когда Бисенгали Айтжанович вернулся, отец уже умер.

Ветеран Великой Отечественной войны Бисенгали Джубаниязов награжден орденами Красной звезды, Отечественной войны I степени, медалями "За боевые заслуги" и "Победу над Германией". Всего у него 20 боевых и трудовых наград, в том числе орден Трудового Красного Знамени, и последняя — медаль "За трудовую доблесть". У ветерана пятеро внуков и три правнука.

"Сейчас оглядываюсь назад и понимаю, что я счастливый человек, потому что меня всегда окружали добрые и честные люди!" — уверен ветеран.

Темы:
9 мая: этот день мы приближали как могли (199)
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik