00:27 09 Августа 2020
Прямой эфир
  • USD418.17
  • EUR494.07
  • RUB5.68
Общество
Получить короткую ссылку
1031120

Работы известного фотокорресподента Анатолия Устиненко сохранили для нас уникальные виды тех мест, добраться до которых сможет не каждый

АСТАНА, 25 мая – Sputnik, Асем Миржекеева.  Где-то на одной из улиц южной столицы, в старом здании есть маленький и очень уютный кабинет, пропитанный запахом душистого чая и меда. Эти несколько квадратных метров просто пропитаны творческой аурой: стены – как  одна сплошная музейная экспозиция, и много разных мелочей, которые хозяин этого кабинета, известный казахстанский фотокорреспондент Анатолий Устиненко, привозил из разных точек планеты. 

Его яркие и удивительные фотографии вызывают неподдельный восторг, а эксклюзивные кадры бережно хранят эмоции давно ушедших лет. Он один из тех немногих, чьи работы даже сквозь время будут передавать таинственную ауру особо почитаемых мест нашей необъятной страны.

Пять часов мне понадобилось, чтобы хотя бы мысленно и на мгновение побывать вместе с Анатолием Васильевичем в самых сокровенных, наполненных тайной и загадками землях Казахстана: Унгуртас, Живоносный источник, Бекет ата, Шайтанколь, Хан-Тенгри…

Пик Хан-Тенгри
© Sputnik / Анатолий Устиненко
Пик Хан-Тенгри

Анатолий Васильевич помнит каждую мелочь, каждого человека и название местности, и святыни, которые он посещал в своей жизни. 

Фотограф смотрит в объектив… 

"Пешком, на машине, на самолете из  области в область, но я уверенно могу сказать, что побывал во всех сакральных местах Казахстана", —  рассказывает собеседник, — "По мне слово "сакральное" объединяет в себе понятия и "священное", и "святое". 

Святым, священным, сакральным может быть, по мнению фотографа, даже заросшая травой могила у дороги, на которую порой путники даже не обращают внимания. Он признался, что, прежде всего, благоговеет перед памятью предков, застывшей в рукотворных каменных изваяниях у дорог, в лесах, в степях.

Некрополь и подземная мечеть Шопан ата
© Sputnik / Анатолий Устиненко
Некрополь и подземная мечеть Шопан ата

"Проезжая мимо любого кладбища, неважно, мусульманское или христианское оно, я делаю так, — складывая вместе ладони, Анатолий Васильевич проводит ими, как и любой мусульманин, по лицу. —  Некоторые казахи удивляются моему жесту и спрашивают о моем вероисповедании. Я говорю, тут лежат не мои родственники и не мои знакомые. Я просто выражаю дать уважения и памяти людям, которые жили на этой земле. Какие бы они не были, какой бы веры, рода-племени − они, прежде всего, люди. Они жили, творили, любили, ненавидели, растили детей, плакали по усопшим. Я благоговею перед этим. Ты видишь перед собой памятник, пусть развалившийся, но это последнее пристанище человека. Я считаю, что мы наследники всего этого и просто обязаны все сохранить". 

В единый кадр мир вместив… 

Пути-дороги Анатолия Устиненко были наполнены особой аурой, мистическими историями. Но каждый раз, отправляясь вслед за мистикой, он занимался любимым делом для сердца и души. Щелчок, кадр – раз, и на долгую память. 

"Это моя работа. Какого-то трепета, посещая так называемые сакральные места, я не испытывал. Мне интересно, как журналисту, антураж, обстановка, как люди туда приходят, как заходят. К примеру, из подземной мечети Бекет ата выходят вперед спиной, уважая тех людей, кто там был", — делится фотограф. 

Паломники идут к Бекет-ата за благословением пешком по бездорожью
© Sputnik / Анатолий Устиненко
Паломники идут к Бекет ата за благословением пешком по бездорожью

Но, советует он, посещая такие места, надо помнить, что каждая легенда, предание или сказка, передавались из уст в уста, и, возможно, уже утратили свое первое значение и смысл. Принимать следует только то, что близко по духу.

Момент истории 

Среди огромного количества снимков, на которых отражены потрясающие виды Казахстана, эмоции молящихся и обычных туристов, особое место занимают фотографии, снятые на Мангышлаке — подземные мечети Бекет ата, Шакпак ата, Султан-апе. О них Анатолий Устиненко готов говорить без умолку часами. 

"Обычно Бекет ата посещают много людей. Как-то я был там на майские праздники и застал возле мечети в эти дни порядка 700 человек. Паломники пять раз за сутки, как обычно это принято, спускаются и поднимаются в мечеть. А там, я вам скажу, довольно далековато", — рассказывает собеседник.

Безусловно, интересно узнать, что художник испытывал в местах с особой энергетикой и силой, загадывал ли желания, просил ли их о сокровенном. На это мой собеседник отвечает однозначно и без сомнений: "Нет!". Да и каких-то особых видений и чудес он тоже в святых местах не увидел.

Живоносный источник возле Алматы
© Sputnik / Анатолий Устиненко
Живоносный источник возле Алматы

Сложно сказать. Может быть, если только подземные мечети Огланды удивили. Где-то на седьмой раз моего посещения их мне приснился сон: я видел одного из последних потомков Бекет ата. Я  с ним раньше наяву встречался примерно в 1998 году. Он тогда был шыракшы и, кажется, из рода торе. Высокий, красивый мужчина, в белой одежде. Тогда ему было уже за 70 лет", — вспоминает Анатолий Устиненко. 

При этом не раз Анатолий Устиненко становился свидетелем редких зрелищ.  Появление устюртского муфлона у святого источника рядом с  подземной мечетью  Бекет ата он запомнил надолго.

"Рано утром я вышел фотографировать источник, до этого был уже в мечети. А тут надо было сфотографировать архара, который пьет воду из этого источника. Я сидел и ждал его. Долго не было, задремал. И потом как-то неожиданно животное появилось, как из-под земли. Еще, конечно, потрясли подземные ходы в мавзолее Ходжа Ахмета Яссауи, мечети Мангышлака,  усадьба Айганым в Северо-Казахстанской области", — говорит он. 

Мавзолей Ходжи Ахмеда Яссауи
© Sputnik / Анатолий Устиненко
Дромадер одиноко бредет близ стен мавзолея Ходжи Ахмета Яссауи

Из рассказов Анатолия Устиненко я узнала о том, что в Актюбинской области под палящим солнцем и снежными вьюгами стоят три холма, развалины  древнетюрского монастыря. Но сейчас возле него поставили памятники двум батырам. С  удовольствием слушала о памятниках архитектуры в Северо-Казахстанской области − увековеченных батырах аргыне Агынтае и шапрашты Карасае. 

"Еще врезались в память раскопки Карлукского государства. На месте раскопок были обнаружены храмы – буддийский, мусульманский, христианский. Понимаете, там когда-то было большое государство, со своей историей", — добавляет фотограф. 

Он в кадре сохранит сейчас

Лишь об одном сокрушался мастер объектива. Сегодня, после реставрационных работ,  древние памятники культуры становятся новоделом — приобретают современный вид, теряя самое важное, дух времени. 

"Везде реставраторы делают большую ошибку. Не понимаю, зачем обновлять исторические памятники до неузнаваемости. Та же усадьба, где жил когда-то в детстве Шокан Валиханов. Бревна отполированы. Понимаете, не передается дух времени. Меня раздражает, особенно возле усадьбы Айганым. Все отреставрировано на современный лад, стекло, полированные бревна, которыми строят свои коттеджи наши нувориши. Все это новоделы, да еще и электрические бетонные столбы торчат.  Нет бы кабель проложить. Ведь это же наша история, ее надо сохранить в том виде, в котором она была, чтобы современные материалы откровенно не лезли в глаза. Это даже смешно, но в первозданном виде сохранился лишь туалет времен Шокана Валиханова", — не скрывая эмоций, сокрушается он. 

  • Мечеть Шакпак ата
    Мечеть Шакпак ата
    © Sputnik / Анатолий Устиненко
  • Хан-Тенгри
    Хан-Тенгри
    © Sputnik / Анатолий Устиненко
  • Мечеть Жаркент
    Мечеть Жаркент
    © Sputnik / Анатолий Устиненко
  • Мавзолей Арыстан-Баба
    Мавзолей Арыстан-Баба
    © Sputnik / Анатолий Устиненко
1 / 4
© Sputnik / Анатолий Устиненко
Мечеть Шакпак ата

По словам фотографа, сегодня испорчены новоделом захоронения Абая и Шакарима. Бесспорно, мемориальный комплекс невероятно красив, но природно-климатические особенности местности не учитывались, сетует Анатолий Устиненко.

"Наши архитекторы сделали красивый мемориальный комплекс, но в дождь, в снег там ужасно. Это как надо умудриться, не зная природно-климатических особенностей, поставить его в яме. Снег все это закрывает, потом весной капает. Руки бы оторвать!", — возмущается фотограф. 

На долгую память

"Ты знаешь, ни в одном святом месте не завязывал на удачу ленточки, вообще нигде не оставлял ничего. Но я фотографировал. Считаю, что самая главная профессия на земле – фотограф. Почему?— Он оставляет на память то, чего уже, возможно, не будет", — признался Анатолий Устиненко.

Специальный проект Sputnik "Сакральный Казахстан" создан благодаря уникальным фотографиям автора, которым является известный фотограф Анатолий Устиненко. Выражаем ему огромную признательность за помощь и поддержку.

Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik