15:17 19 Октября 2019
Прямой эфир
  • USD389.98
  • EUR434.01
  • RUB6.10
Ботагоз Танатова и Бенджамин Годвин

Свадьба под кобыз в Англии: как живет казахско-британская семья в Оксфорде

© Photo : Эльдар Магеррамов
Общество
Получить короткую ссылку
4376111

Sputnik Казахстан открывает серию материалов об интернациональных семьях. Героями первой публикации стали казашка Ботагоз Танатова и британец Бенджамин Годвин

АСТАНА, 9 мар — Sputnik. В Казахстане удивительным образом уживаются гостеприимство, гордость за единство народов и межнациональное согласие с негативным отношением к межнациональным бракам. Особенно "достается" казахским девушкам от "уятменов".

Одного из самых известных своими скандальными роликами "активиста" зовут Жәнібек Иманмәзір. Мужчина прославился тем, что приставал к интернациональным парам с угрозами и оскорблениями, которые относились в большей степени к женщинам. Свои "подвиги" он снимал на видео и выкладывал в социальные сети, где получал горячую поддержку единомышленников.

Однако межнациональные браки в Казахстане существовали всегда. Sputnik Казахстан в серии публикаций расскажет о нескольких замечательных семьях, в которых гармонично сочетаются культурные традиции и языки разных народов, а главное, любовь и взаимопонимание.

Бота и Бен: как Астана свела казашку и британца

Ботагоз Танатова из Восточного Казахстана и Бенджамин Годвин из Юго-Западной Англии встретились в Астане в 2009 году. Пожалуй, это одна из самых известных и "медийных" интернациональных пар. Ботагоз являет собой образ современной казахской женщины — сильной, успешной, независимой, с хорошим образованием и успешной карьерой. Недавно пара поженилась: свадьбу сыграли сначала в Казахстане, в родном селе девушки — Митрофановке, а затем устроили церемонию в Англии.

- Ботагоз, о вас много пишут в прессе, вы активны в социальных сетях. Иногда под публикациями появляются негативные комментарии с "националистической" окраской, как вы к ним относитесь?

- Такие комментарии есть, но я бы не сказала, что их очень много. Многое зависит от того, как преподносить свою историю. Мой муж много лет провел в Казахстане, впитал культуру, очень хорошо говорит на русском, немного знает казахский. В интервью мы говорим об этом, рассказываем о себе открыто, честно, не свысока, поэтому комментариев негативных не так много.

Почему они появляются — я думаю, что это комплексы некоторых людей. С одной стороны, у человека нет свободы выбора, свободы принимать решения в собственной жизни — все нужно делать с оглядкой на то, что скажут другие. С другой — посторонние люди почему-то считают, что вправе комментировать чужую личную жизнь.

- В жизни вам приходилось сталкиваться с подобным осуждением?

— Мы с Беном сталкивались с этим в такси, в общественных местах. Но не часто. Бен говорит на русском, может ответить на казахском, и люди думают, что он наш — казахстанский русский или украинец, редко кто узнает в нем иностранца.

Когда я окончила магистратуру, начала проводить время в компании с иностранными ребятами. Приходилось наблюдать некрасивые сцены, одна из них была в ночном клубе, когда мы танцевали, и к нам приставали пьяные люди, толкали и оскорбляли меня, говорили неприятные вещи. Были случаи в такси: очень неодобрительно смотрели, задавали некорректные вопросы, ворчали себе под нос, были очень грубы.

- Как ваши родственники отнеслись к Бену?

— Мои родители открытые люди и приняли бы любого человека. Но то, что Бен может спокойно разговаривать с ними на русском, повлияло очень сильно. Мой папа — мужчина патриархальных взглядов, в детстве не воспринимал нас, дочерей, очень хотел сына. Интересно, что когда я знакомила его с другими моими "женихами" — они отца как-то не впечатляли. А когда пришел Бен, они сразу нашли общий язык, папа сразу увидел в нем хорошего человека. Мой отец сейчас на связи с Беном больше, чем со мной, и удовольствия от общения с ним он получает больше, чем со мной. Что, конечно, говорит и о характере моего отца.

Родственники легко приняли Бена. Я сама из деревни, где много переселенцев с Украины. Вместе с соседями мы праздновали пасху, а они с нами — Айт. Большое смешение культур. И у моих родственников никогда не было мнения, что казашка должна выйти замуж только за казаха. Ничего такого мне не говорили.

- А с родственниками Бена сложностей не было?

- Родственники Бена отнеслись ко мне нормально, они привыкли к тому, что такие межнациональные браки случаются. У них нет мнения, что англичане должны жениться только на англичанах. Но они ничего не знали о Казахстане, воспринимали меня как китаянку. Я на них не обижалась, отвечала на все вопросы о Казахстане, чтобы они больше узнали о нашей стране.

- Расскажите о вашей свадьбе, она прошла по казахским или по английским традициям?

— Мы поженились в Казахстане. У нас был небольшой той в моем родном селе. Все родственники приехали, дали нам с Беном бата (благословение — прим.), все было скромно и по-доброму. Через год мы запланировали торжество в Бристоле, откуда родом Бен. Это была традиционная английская свадьба с казахскими элементами. Мы постарались сделать симбиоз наших традиций: получилось красиво и органично. Например, "к алтарю" меня вел отец — так принято в Англии. Но сначала выходят подружки невесты, обычно они поют или разбрасывают лепестки роз. Мои подружки вышли и положили наш казахский "акжол", который делают у нас на "Кыз Узату" (проводы невесты), и папа меня провел по белой ткани. 

Кроме того, выводили меня под живой кобыз — кобызистка из Франции сыграла песню "Актогай". В церемонии "по-британски" очень много клятв. Между этими моментами нет тостов, но есть вставки "чтения". Наши гости на русском почитали стихи Роберта Рождественского, затем казахстанские гости спели "Көзімнің қарасы". Гости привезли алматинский апорт, и мы рассказывали об этих яблоках. На праздничном столе были "беш" и "чак-чак".

Ботагоз Танатова и Бенджамин Годвин
© Photo : Эльдар Магеррамов
Ботагоз Танатова и Бенджамин Годвин

- Вы говорили, что у вас были отношения с мужчинами до того, как вы встретили мужа. Отличаются ли казахстанские мужчины от иностранцев?

— До Бена, у меня, конечно, были отношения. И я считаю, что это нормально. Через отношения человек раскрывает себя. У меня были отношения с парнями-казахами. Я сама из Восточного Казахстана, парни с востока сильно отличаются от южных. Отношения были хорошие, но присутствовало необсуждаемое разделение на "мужские" и "женские" обязанности. Женщина должна готовить, заниматься бытом, а мужчина — финансами.

У меня были отношения с двумя парнями с востока, они были толерантными, всегда поддерживали меня, никогда не требовали, чтобы я сидела дома, помогали, но модель все-таки была более патриархальная. В Астане были отношения, как ни странно, с парнями с юга. Но для меня это оказалось неприемлемо и неприятно: хотя они ухаживали и поддерживали, но четко давали понять, кто ты и где твое место.

С Беном у нас всегда были партнерские отношения. Я не могу сказать за всех девушек, но я бы никогда не смогла быть в отношениях, где я меньший партнер, чем мой мужчина. Мы обсуждаем наши будущие планы, говорим о том, что, наверное, я буду больше заниматься детьми, но он будет безоговорочно помогать мне во всем.

Все зависит от человека и каждый человек должен понимать, чего он хочет. Я могу с уверенностью сказать, что даже если бы у меня были отношения с человеком нашей ментальности и национальности, это все равно был бы человек либеральных взглядов.

- Почему вы решили уехать в Великобританию?

— Мы с Баном приехали Астану в одно и то же время, достигли определенного "потолка", как раз начали серьезно встречаться. И встал вопрос, где жить дальше?. Мы понимали, что у нас были очень разные семьи и детство, но у нас одинаковые ценности в жизни, это нас объединяет. И с нашими ценностями дальше жить в Казахстане стало сложно — коррупция, решение вопросов, отношения между людьми. В целом мы открыты к сложностям, легко адаптируемся, но все эти вопросы очень беспокоят. Мы решили уехать на родину Бена.

- Какой совет вы могли бы дать казахстанкам, которые встречаются с иностранцами?

— Это очень важный вопрос. Мне часто пишут девочки: "Тоже хочу выйти замуж за иностранца, хочу жить, как вы — красиво", — и меня это очень напрягает. Я вышла замуж за Бена не потому, что он британец, а потому, что мы близкие по духу люди и любим друг друга.

Помните, что вы выходите замуж за человека, и главное здесь — человек, с его взглядами на жизнь, потенциалом, человеческими качествами и ценностями. Это не решение проблемы — чтобы быть замужем и чтобы кто-то обеспечивал. Это решение, с кем прожить жизнь, уехать в незнакомую страну, каждый день просыпаться вместе, рожать детей. Это большой риск. Иммиграция — непростой вопрос. Я открытый человек, но прохожу эту ломку болезненно. 

Очень важно быть готовым не просто к тому, чтобы выйти замуж за иностранца, но помнить, что есть очень много культурных моментов и на одной любви "не вылезешь". Я вижу пары и людей в иммиграции, которые говорят на разных языках, женщины в основном держатся за мужа, потому что здесь комфортно, но не всегда счастливы. Стараются находить соотечественников, общаться на русском, обсуждать англичан, жаловаться друг другу.

Ботагоз Танатова и Бенджамин Годвин
© Photo : Эльдар Магеррамов
Ботагоз Танатова и Бенджамин Годвин

Самое главное, если вы решились связать жизнь друг с другом, сначала посмотрите на человека: с кем вы едете, в какую страну, насколько вы уверены в своих чувствах, насколько вы разделяете взгляды, насколько он может вас поддержать. Это не только проверка вас, но и его и ваших отношений.

Переезжая в другую страну, надо быть готовым к тому, что будет очень сложно и нужно будет меняться очень сильно. Все будет не так, как вы думаете, ожидаете и как вы привыкли.

Теги:
интернациональный брак, свадьба, Англия, Казахстан
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik