10:41 14 Ноября 2019
Прямой эфир
  • USD389.34
  • EUR428.78
  • RUB6.05
Архив РК РФ

Дела архивные: как быстро рассекречивается история

© Sputnik / Сергей Ким
Культура
Получить короткую ссылку
73211

Почему Казахстану и России надо "дружить архивами": мнением поделился заместитель руководителя Федерального архивного агентства РФ

АСТАНА, 5 апр — Sputnik. История в России рассекречивается со скоростью 10 тысяч документов в пять лет. Об этом Sputnik Казахстан рассказал заместитель руководителя федерального архивного агентства Андрей Юрасов на первом заседании казахстанско-российской комиссии в области архивов.

Собеседник рассказал, как рассекречиваются документы, почему не все из них позволено давать в открытый доступ, а также объяснил, почему Казахстану и России выгодно "дружить архивами."

Проблемы есть и их надо решать. Например, один из российских гостей пожаловался сегодня на претензии некоторых казахстанских исследователей, приезжающих в госархив Оренбургской области (Оренбург был столицей Киргизской АССР с 1920 по 1925 годы), которые заявляли неоднократно: ценные документы об истории казахского народа могут намеренно скрываться россиянами. Все дело в отсутствии единой поисковой базы, уверен Андрей Юрасов. И она должна появиться.

- Почему Казахстанско-российская комиссия в области архивов появилась только сейчас – прошло достаточно много времени, чтобы успеть наладить работу если и небезупречно, то очень хорошо?

— Работа была налажена. В 1994 году между департаментом по делам архивов министерства культуры Казахстана и федеральной архивной службой России было подписано соглашение о сотрудничестве. Оно предусматривало самые разнообразные формы такого сотрудничества – обмен опытом, специалистами, организация выставок. Но сейчас мы поняли, что нам надо расширять наше сотрудничество. Особенно мы это осознали в прошлом году на совместной выставке, посвященной 25-летию установления дипломатических отношений между нашими государствами. В Астане, в национальном музее Казахстана, была представлена история политических, научных, культурных, образовательных связей наших стран за последние 25 лет. И этот проект оказался успешным. Тогда же было предложено создать двустороннюю комиссию, которая разработает трехлетний план совместных мероприятий. И ежегодно в одной из стран – попеременно – она будет собираться для обсуждения актуальных проблем взаимодействия архивистов России и Казахстана и обеспечения доступа ученых наших стран к архивным документам друг друга.

- Какие документы, касающиеся казахстанско-российских отношений, засекречены до сих пор?

— Если мы будем говорить о дореволюционной эпохе, то все документы рассекречены, у нас практически нет документов дореволюционного периода, которые находились бы на закрытом хранении. Документы, связанные с советским периодом… какие-то находятся на закрытом хранении – документы высших партийных органов, органов государственной власти и управления. Но мы очень активно проводим работу по рассекречиванию этих документов.

- А какова процедура рассекречивания документов?

— Мы каждые пять лет готовим свои предложения в план рассекречивания. Рассекречиванием документов высших партийных и государственных органов в Российской Федерации занимается межведомственная комиссия по защите государственных тайн. Мы с этой комиссией составляем пятилетний план деятельности. И предложения к этому плану готовим мы – федеральные архивы. На основе интереса исследователей, на основе наших планов мы готовим предложения. Фактически, все они удовлетворяются. Единственное, мы ограничены определенными объемами – работа серьезная, работа экспертов разных ведомств сложная. Ежегодно, в среднем, мы рассекречиваем порядка 10-11 тысяч единиц хранения. Мы планомерно рассекречиваем документы, связанные с деятельностью Политбюро ЦК КПСС, Секретариата ЦК КПСС, аппарата ЦК КПСС, деятельности советского правительства. Уже очень много рассекречено на самом деле и доступ для исследователей свободный ко многим документам, которые раньше имели разные грифы секретности. Надо понимать, что документы, которые создавались в рамках высших партийных органов, как правило, все имели грифы секретности. Поэтому объем документов, которые необходимо рассекретить, довольно большой.

- Дилетантский вопрос: что будет, если рассекретить все документы советской эпохи – государства того уже нет?

— Есть документы, которые создавались в советский период, но они до сих пор содержат сведения, составляющие и ныне государственную тайну. Причем порой это касается не только интересов Российской Федерации современной, но и касается тех государств, которые являются правопреемниками бывших советских республик. Поэтому мы к этим вопросам относимся крайне аккуратно, внимательно. И нас, как и любую другую страну, беспокоит сохранение государственной тайны, равно как и сохранение информации, которая может нанести вред нашим партнерам.

- То есть вам приходилось сталкиваться c тем, что документы, которые вы вносили в список, не разрешали рассекретить?

— Да, конечно, такое бывает. Если в соответствии с действующим законодательством эти документы содержат сведения, составляющие государственную тайну, естественно, они остаются на закрытом хранении и продлевается их срок засекречивания.

- История, когда государственный архив России пару лет назад опубликовал на своем сайте справку-доклад по итогам расследования главной военной прокуратуры истории о 28 панфиловцах. Позже российский министр культуры раскритиковал главу архива Сергея Мироненко, попросив заниматься не вопросами истории, а архивным делом. С другой стороны, факт: в век интернета простому человеку очень трудно верифицировать информацию. Функция широкого распространения информации – она у архива должна быть, на ваш взгляд?

- Наша главная задача – не только заботиться о комплектовании архивных фондов документами, которые создаются сейчас, не только обеспечить сохранность всех документов, которые уже включены в архивный фонд. Наша задача – использовать в интересах общества, наших граждан, государства этих документов. Поэтому мы стараемся расширить доступ к документам. Мы организуем доступ к документам через интернет, издаем сборники документов, организуем выставки, то есть стараемся представить именно нашу историю, наше прошлое на основе исторических документов. Не на основе концепций, размышлений, субъективных оценок. Мы представляем подлинный документ. И уже историк, ознакомившись с тем или иным документом, может делать самостоятельные выводы о тех событиях, которые эти документы описывают.

- Возникает вопрос о правдивости самих документов. Допускаете ли вы вероятность, что в госархиве могут храниться и поддельные документы, и документы с фейковой информацией?

— Это задача как раз архивистов, исследователей, историков – проверять документы на их подлинность и достоверность информации, сообщаемой в документе. Поэтому очень часто документы сопоставляются друг с другом, проверяются другими источниками.

- Вся эта работа проделывается до поступления в архив либо продолжается и после?

- Когда документы поступают в архив, проводится экспертиза, определяется аутентичность, ценность документов. А те, которые уже хранятся в архиве… это уже задача исследователя и архивиста — в том числе работать с теми документами, определение их ценности и подлинности.

- Документ, который произвел на вас самое сильное впечатление?

— Трудно сказать. Ежедневно приходится знакомиться с архивными документами, естественно, каждый из них производит определенное впечатление. Могу привести пример выставки "100 раритетов российской государственности". Когда я принимал документы из архива президента Российской Федерации на эту выставку, и когда у меня в руках оказались Беловежские соглашения, которые провели черту под существованием Советского Союза… я осознал, что в моих руках находится документ, который подвел черту существованию страны, в которой мы все родились… Конечно, это меня очень взволновало.

- В каком направлении мы будем развивать сотрудничество по архивам?

— Во-первых, мы будем более интенсивно обмениваться опытом нашей работы по наиболее актуальным проблемам развития архивного дела в наших странах. Во-вторых, мы будем в рамках совместных проектов вместе работать и изучать те страницы истории, которые представляют взаимный интерес, будем способствовать работе исследователей наших стран. Это более тесное взаимодействие и, в том числе, реализация конкретных проектов.

- Сегодня архивист из Оренбурга выступил на заседании и поделился, что некоторые казахстанские исследователи обвиняют российские архивы, в том числе оренбургский, в сокрытии неких документов. А их, по словам гостя, действительно может и не быть в хранилищах, и проблема совсем в другом. В чем?

- Коллега из Оренбурга говорил о тех фондах, которые оказались разделенными. То есть часть документов хранится в госархиве Оренбуржской области, а часть, по-видимому, хранится в Центральном госархиве Казахстана. Соответственно, не очень четкая картина – какие документы хранятся в Оренбурге, а какие – в Алматы. Поэтому нам важно понимать, какие документы, где хранятся. Задача, которую озвучил наш коллега из Оренбурга, состоит в том, чтобы создать такую объединенную справочно-информационную систему, через которую можно узнать, что хранится в Казахстане, а что – в Оренбурге. Сейчас у нас просто нет информации.

- Приходится действовать "методом тыка"?

— Да. А если будет информация об архивных делах, документах, то это упростит работу исследователей и снимет все недоуменные вопросы, о которых говорил мой коллега из Оренбурга сегодня.

Теги:
архив, сотрудничество, Россия, Казахстан
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik